28.07.2006 | 13:06

О любви, поэзии и музыке

«О, ты, последняя любовь!..» - это предпоследняя строка одного из самых пронзительных стихотворений Федора Тютчева. Поздняя любовь поэта к юной Елене Денисьевой породила несколько стихотворных шедевров. Трагические коллизии этой любви раскрываются в стихах, игре актеров и музыке. Исполнители – Михаил Козаков, Дарья Юрская, а также Алексей Уткин и ансамбль солистов «Эрмитаж».

Случайность, частный случай, закономерность. Все эти этапы прошло новое направление – декламация со сцены под живой оркестр. Точного определения жанру пока не дали. Михаилу Казакову понравилась формулировка «музыкально-поэтическое представление», вечер. Вместе с Дарьей Юрской актер прочитал все пятнадцать стихов знаменитого денисьевского цикла Тютчева, переписку поэта с его последней любовью – Еленой Денисьевой.

Совместных репетиций «актеры плюс музыканты» было всего ничего. Но вполне достаточно, если учесть, что автор идеи, режиссер, актер Михаил Козаков работает над постановкой уже не первый день. Потому все лабиринты партитуры поэтической и музыкальной для него – как на ладони.

Музыка – лицо действующее. Первые и последние фразы – из Рихарда Штрауса, трагическая середина – «Адажио» Альбинони. Алексей Уткин, руководитель ансамбля солистов «Эрмитаж» говорит: «Масса разнообразной музыки. И Шопен, и Бриттен, и Пьяцолла с «Ave Maria», что ему не свойственно вообще».

Никаких костюмов и сложного грима. Постановка – не театральная, что-то вроде концертного исполнения оперы, а потому Дарья Юрская специально не стала отыскивать портрет своей героини, чтобы избежать искушения стать на нее похожей. Были проблемы принципиальнее, чем внешность. «Он любит певучее чтение. Я его не люблю. Мы бодались все время. Уступали по пяди», - говорит актриса.

Козаков придумал эту постановку 40 лет назад. Выйти на сцену тогда не решился. Сделал ее как режиссер с Ефремовым и Покровской. Это уже потом был виниловый диск Михаила Козакова с Беллой Ахмадулиной и телеверсия с Анной Каменковой. Но работа под живую музыку – это впервые. «Самое сложное – все выстроить драматургически, чтобы держалась одна линия», - говорит Козаков.

Михаил Козаков – актер немыслим без Михаила Козакова – исследователя. И в этот раз некоторые тексты, которые произносит со сцены актер, обнаружил в архивах и библиотеках дотошный литературовед. Постановка раз от разу меняется, насыщается. Возможно, будет и пятый вариант. Со своим любимым поэтом Михаил Козаков расставаться не собирается.