09.08.2006 | 10:42

Картины для уставшего человека

Ее называют последовательницей Матисса и московской фовисткой. На ее палитре нет приглушенных тонов, а каждый мазок воспринимается как звук: лишний бы прозвучал диссонансом. Она рисует средиземноморские пейзажи, восточные ковры и мавританские решетки. Персональная выставка художницы Лианы Есакия "Пространство цвета" открылась в московской галерее "Кино".

Сначала в воображении Лианы Есакия появляются цветовые пятна. Потом, будто кто-то навел резкость у объектива, сквозь цвет проступает объем, перспектива и детали сюжета: лестница в парке, дом у моря, пруд в саду. За внешней хаотичностью цветовых всплесков – десяток эскизов и сотня доработок. Цвет, который кажется чистым, подбирается несколько дней. Чуть ярче – и эта оранжевая клумба выступит на первый план. Чуть глуше –потеряет объем.

Выпускница отделения промышленной графики, Лиана до сих пор мыслит плоскостями, которые на полотне вдруг образуют перспективу. Распахнутое окно в сад - и розово-лиловые поля где-то вдали. Парк – и море за ним. Сочные цветовые пятна вначале кажутся абстрактными, но стоит отойти от картины, как сквозь них проступают узкие лестницы, витые решетки, античные фонтаны и экзотические клумбы.
Искусство должно дарить чистые эмоции, считает Лиана. Сюжет картины только мешает восприятию. Поэтому герои художницы – море, цветы и парки. Людей на ее картинах нет.

В мастерской Лианы полотна стоят на полу. Высотой в человеческий рост, они кажутся дверью, через которую художница легко переходит из пасмурного московского лета в мир южного праздника. Как считает Лиана, живопись должна дарить покой и легкость. Садясь за мольберт, художница настраивает себя на радость, оставляя беды за порогом мастерской.

Если живопись – это тоска по идеальному изображению, то пейзажи Лианы - тоска по идеальному миру. "Картины для уставшего человека" - называет свои полотна она, цитируя Анри Матисса.