11.08.2006 | 09:52

Горы и поля Валерия Бигдая

В его полотнах соединились не только мотивы Востока и Запада, но и разные стилевые течения. Искусствоведы называют его живопись универсальной. Сам же автор считает себя чистым реалистом. Вот уже несколько десятилетий Валерий Бигдай входит в состав "золотого фонда" Кыргызстана. А два последних года художник живет и работает в России.
В выставке, которая открылась в залах Центрального Дома художников, Бигдай попытался соединить ностальгию по горной Киргизии и свою новую любовь - русские просторы.

Поля, рощицы и сельские храмы на полотнах Валерия Бигдая соперничают с горными массивами, южной зеленью и узкими улочками киргизских аулов. Бигдай пишет исключительно с натуры. Дачные поселки Домодедова. Горное селение близ Иссык-Куля, в котором его – чужака с этюдником – всегда встречали горячим чаем.

Валерий Бигдай, член Союза художников СССР и Кыргызстана:
"Когда ты находишься на природе и пишешь, тогда ты более глубоко общаешься. Не просто созерцаешь, а общаешься с каждым кустом, с каждой веточкой, с тропинкой – со всем этим. Вот это идет общение".

Особая страсть Бигдая – горы, дикие и неприступные. Передать их характер могут, как считает художник, только грубые и широкие мазки. Когда Валерий Бигдай приехал в Россию, точно в такой же манере начал писать небо. А как иначе безмолвный холст сможет передать эту вечную и непостижимую бездну? Здесь же, в России, начал экспериментировать. Вместо мольберта пишет на капоте собственного автомобиля. Получается быстрее и почти как у импрессионистов. Мечтает добраться до высокогорного озера Сонкуль и написать тихий московский дворик.