16.08.2006 | 09:58

"Мальчика назвали Бабий Яр"

В сентябре отмечается 65-я годовщина трагедии Бабьего Яра. Это одна из самых кровавых дат в истории человечества. Долгое время говорить о ней было запрещено. Одним из первых 45 лет назад молчание разрушил поэт Евгений Евтушенко. На вечере в Доме литераторов, посвященном годовщине трагедии, поэт читал поэму, судьба которой как и все, что касается Бабьего Яра, была не менее трагичной.

Бабий Яр – последнее пристанище 150 тысяч человек. Долгие годы в официальных документах был лишь оврагом на окраине Киева, где гитлеровцы расстреливали советских людей. Свыше 33 тысяч евреев - только за два сентябрьских дня 1941 года.

На Бабий Яр Евтушенко пришел в 1961 году, после того, как прочитал поэму Льва Озерова. Пришел с другом Анатолием Кузнецовым, очевидцем трагедии. Свидетель расстрелов остался в живых, Бабий Яр его убил позже: точнее - цензура, которая искромсала документальный роман Кузнецова. Писать об этом тогда было проще, чем печатать. В "Литературной газете" Евтушенко напечатали, редактор был снят. Певцы и дирижеры отказывались от 13 симфонии Шостаковича, в первой части которой звучали эти стихи Евтушенко.

Поэма Евтушенко была единственным памятником, литературным памятником трагедии в Бабьем Яру: на овраге-кладбище играли в футбол. Поэта обвиняли в том, что в стихотворении не было строк об украинцах и русских. Но Бабий Яр навсегда остался первым символом Холокоста.

"Мальчика назвали Бабий Яр" – новая поэма Евтушенко. Словно 65-летнее эхо отражается на ливано-израильском конфликте. Сегодня просто напечатать, но трудно быть услышанным. Но говорит - поэт, в надежде на время покаяния и веря в то, что "поседевший израильский мальчик и мудрый ровесник араб слушать Шостаковича придут".