25.08.2006 | 13:04

"Анну Каренину" приняли в Каннах

Пятница на празднике российского искусства в Каннах пройдет под знаком кино. Будут показаны ленты "Космос как предчувствие" Алексея Учителя, "Девятая рота" Федора Бондарчука, и фильм Киры Муратовой "Настройщик". Накануне же искушенная французская публика наслаждалась русским балетом.

Во вторник фестиваль открылся выступлением ансамбля "Лезгинка" из Дагестана. Теперь настало время русского балета, одного из главных символов российского искусства. На сцене Дворца фестивалей, того самого, где проводится Каннский кинофестиваль, выступил Санкт-Петербургский государственный академический театр балета под руководством Бориса Эйфмана. Францию покоряли новым спектаклем "Анна Каренина".

Балеты Бориса Эйфмана из тех, что не нуждаются в специальном представлении в Европе. Имя хореографа давно стало брендом и символом качества. "Нет ли лишнего билетика", - спрашивают на набережной Круазетт по-русски и по-французски.

Борис Эйфман не без удовольствия рассказывает: накануне пытался купить билеты для друзей, в кассе ответили – все билеты проданы.
"Высшая точка признания – когда искусство из России признается во всем мире, - говорит хореограф. – Это та точка отсчета, которая говорит, что это искусство, не примешивается ни политика, ни патриотические чувства, это просто признание русского искусства".

"Анна Каренина" - "густонаселенный", большой, дорогой балет. Чтобы показать спектакль на фестивале Российского искусства, в Канны доставили огромный контейнер с декорациями и костюмами.

В танце трудностей перевода не возникает. О чем "Анна Каренина" - знают все, но о том, что она может быть такой, какой ее станцевала солистка балета Мария Абашова, французы, да и многие русские, кажется, не догадывались.

"Я обожаю Россию, люблю балет, мечтаю научиться говорить по-русски. "Анна Каренина" - восхитительное зрелище", - говорит восторженная француженка после спектакля.

В зале оказался пианист Денис Мацуев: "Я случайно оказался здесь, у меня концерты в Тулузе и Леоне. Я в этом фестивале участвовал, грех не воспользоваться вечером и не сходить на Анну Каренину. Я получил громадное удовольствие".

Борис Эйфман называет свои балеты "хореографическими размышлениями". Публика, вопреки театральному этикету, то и дело размышления постановщика прерывала аплодисментами. А после спектакля зрители кричали "браво" пять минут.