29.08.2006 | 12:18

"Придворный портретист" и "русский Рембрандт"

"Русский Рембрандт" - такую оценку творчеству Дмитрия Налбандяна дали жители страны Восходящего солнца. Но не только в Японии высоко ценили творчество народного художника СССР. В Уфицци в музее автопортретов выдающихся людей мира портрет самого Налбандяна находится на почетном месте. В Стране Советов художник тоже был в фаворе – именно ему высшие государственные чиновники доверяли и заказывали свои портреты. В Москве в "Новом манеже" открылась выставка Дмитрия Налбандяна, приуроченная к столетию со дня рождения художника.

У него были все звания, которые присваивали художникам в Советском союзе. "Первая кисть политбюро". Человек, которому в правительстве доверяли: Дмитрию Налбандяну позировал сам Сталин, а потом были портреты Хрущева, Брежнева, Индиры Ганди, Анджелы Дэвис. Угодить заказчикам и не обмануть потомков – нелегкой была задача у придворного портретиста. На упреки друзей, что слишком часто бывает в Кремле, художник отвечал : "Если бы Вас позвали, Вы бы тоже пошли. Только Вас туда не зовут".

Маргарита Налбандян, сестра художника, вспоминает: "Он говорил: "Я художник, я не политик, но я отображаю все, что я вижу". Если ему заказывали, что же, он мог отказать правительству? Что Вы говорите, как это можно. Конечно, он рисовал, рисовал вот и все".

Документируя эпоху, он был, по возможности, искренен. Хотя порой приходилось лукавить: Сталин, который, как известно, был невысокого роста, на портретах значительно выше своего окружения.

Налбандян–портретист был художником официальным, но был и другой Налбадян. Зажатый в тесные рамки искусства официального парадного портрета, отдушину он находил в пейзажах и натюрмортах. Его работами восхищался Грабарь и часто приглашал с собой на пленэр.
У художника была мечта, которая так и осталась неосуществленной. Дмитрий Налбадян мечтал об учениках, которым смог бы передать свое мастерство.