30.08.2006 | 12:36

Венецию ждет "Эйфория"

Сегодня на острове Лидо в Италии стартует Венецианский кинофестиваль, 63-й по счету. Первый фильм конкурсной программы – "Черная орхидея" Брайана Де Пальмы.
Громких имен в основном конкурсе в этом году хватает. Новые фильмы представят такие лидеры современного мирового кинематографа, как британец Стивен Фрирз, мексиканец Альфонсо Куарон, француз Ален Рене и голландец Поль Верхувен. А вне конкурса зрителей ожидают премьеры новых работ Дэвида Линча и Оливера Стоуна.
Кому на этот раз достанется "Золотой лев", будет решать высокое жюри во главе с Катрин Денев. Среди членов жюри и наша звезда – Чулпан Хаматова .

В этом году на венецианские берега высаживается настоящий русский десант. Фильм Бориса Хлебникова "Свободное плавание" представлен в программе "Горизонты", "Остров" Павла Лунгина будет закрывать фестиваль в Венеции. А "Эйфория" Ивана Вырыпаева представлена в основном конкурсе.

"Кислород" Ивана Вырыпаева называли театральным манифестом поколения. При этом критики не скупились на эпитеты. Сейчас Вырыпаев дебютировал в кино. На "Кинотавре" его фильм "Эйфория" получил специальный приз жюри.

"Этот фильм – всего лишь попытка прорваться в пространство трагедии", - сказал в одном из интервью Иван Вырыпаев. Должно быть, он имел в виду то, что трагизм жизни и ощущение высокой трагедии – не одно и то же.

Это очень красивое кино, кто-то скажет, даже слишком красивое. Контрастные краски. Золотом светится степь, белая пыльная дорога вычерчивает замысловатые узоры, от синего-синего неба глаз не отвести. Дон, сквозь толщу воды которого просвечивается фигурный рельеф дна. Ярко-красное пятно – платье главной героини. Темные пятна домов, больших старых, в чем-то уродливых, но даже в этом уродстве невероятно прекрасных. Удивительно четкое изображение. И музыка… Одним словом – эйфория.

Режиссер комментирует название фильма: ""Эйфория" из психиатрического словаря означает "необъяснимое чувство восторженности". В общем, это болезнь. Если человек чувствует себя очень восторженно, но причин для этого восторга нет".

Причины для восторга есть. Хотя бы потому, что от Ивана Вырыпаева, работающего в подвале Театра.док или в театре "Практика", наверняка никто не ожидал ничего подобного. Он написал сценарий, а потом решил, что сам должен снять это кино. "Меня интересовала живопись, - говорит Вырыпаев. – А все остальное, способ рассказа, такой же театральный, как я делаю в театре, это многих обескураживает. И поэтому фильм либо принимается, либо не принимается".

Они увидели друг друга на чужой свадьбе. А потом не знают, как справиться с возникшим чувством. Проще всего сказать, что в основе сюжета любовный треугольник, но как объяснить, почему это все превратилось в трагедию, сравнимую с античной? Эта очень русская история рассказана скорее азиатским киноязыком. Не зря из всех современных кинематографистов Вырыпаеву больше всего нравится творчество Вонга Кар Вая. Именно о встрече с ним мечтает Иван Вырыпаев. А к Венеции относится очень спокойно: "Венецианский фестиваль, любой фестиваль ничего не значит. И это просто цепь выбора политики фестиваля. В Каннах можно посмотреть отвратительные фильмы. В той же Венеции тоже. Это абсолютно никакой оценки фильму. Он от этого ни хуже, ни лучше не становится".

В этой картине нет, так называемых медийных лиц. Самая известная – актриса "Мастерской Петра Фоменко" Полина Агуреева. Ее партнеры – актер Омской драмы Михаил Окунев и художник-аниматор Максим Ушаков.

На вопросы журналистов, не волнуется ли режиссер-дебютант перед фестивалем, Вырыпаев пожимает плечами: "А что волноваться. Волноваться нужно было, когда картина делалась. В отличие от спектакля, фильм сделан. Спектакль каждый раз идет неровно. Его каждый раз приходится выравнивать. Фильм готов. Хуже артисты не сыграют".

Сейчас Вырыпаев вернулся в театр, это отдых, говорит актер, драматург и кинорежиссер. Он поставит спектакль по своей новой пьесе "Июль", а потом возможно опять обратится к кинематографу. У него есть идея, которую надо реализовать.