31.08.2006 | 11:58

"Евгений Онегин": в ожидании премьеры

Постановщик оперы "Евгений Онегин" Дмитрий Черняков проводил репетиции в Большом театре под завесой тайны – насколько это было возможно в работе над спектаклем, в котором все-таки задействовано довольно большое количество людей. В прессу просачивались самые невероятные слухи, обраставшие совсем уж невероятными подробностями. Так или иначе, в обстановке строгой секретности осталось продержаться всего пару дней: накануне вечером состоялся генеральный прогон.

В соответствии с современной модой постановщики обратились к первой редакции оперы Чайковского "Евгений Онегин". Так выяснилось, что у оперы их две: первая была представлена оперной студией консерватории, вторая была сделана для императорских театров. Дмитрий Черняков рассказывает: "Известно, что Чайковский, пожалел, что опера была отредактирована дирижером Направником". Редакции не сильно разнятся. В привычной нам есть танец экосез, в первоначальной его нет. Остальное касается таких музыкальных тонкостей, как темпы и ферматы, продление звука.

Зрителям придется отказаться от многих привычных представлений. Смириться с тем, что Татьяна видится режиссеру душевно больным человеком, а Ольга завидует тому вниманию, которым все окружают сестру с тонкой нервной организацией. Ленского Ольга откровенно не любит, да и как любить мечтательного слабака-неудачника – он вызывает смех.

Неожиданно на первый план выдвинулась Ларина-старшая. Она ведь женщина по нашим понятиям совсем не старая. В хрестоматийном произведении появились новые акценты.
"У меня не было желания менять что-то в этом произведении, а наоборот надстроить те вещи, которые интересны современным людям, которые вытекают из этого произведения, но находятся внутри", - признается режиссер-постановщик Дмитрий Черняков.

Если вдумчиво смотреть спектакль, то понимаешь, что вольностей режиссер себе действительно не позволил, разве что дуэль заменил убийством по неосторожности. Вот только порой смущает Чайковский без фермат, Чайковский под метроном. Но и об этом порой забываешь, - так увлекательно, пронзительно и страстно рассказана до боли знакомая история.

Читайте также:

Сбор труппы прошел в Большом

Большой театр: каждой сцене по "Евгению Онегину"