06.09.2006 | 10:58

Александр Второй. Жизнь и смерть

Известен парадокс российской истории: царь, чье правление началось с отцеубийства, а завершилось восстанием, был назван Александром Благословенным. Правитель, который сам пал жертвой безудержного террора, назывался Николаем Кровавым. Герой новой книги Эдварда Радзинского заслужил титул Александра Освободителя. Но, кажется, так его назвал не народ, освобожденный им от векового рабства, а благодарные болгары, которых он избавил от турецкого ига. "Александр Второй, жизнь и смерть" - новая книга Эдварда Радзинского представлена накануне в Москве.

"Александр Второй, жизнь и смерть" - заключительная часть трилогии "Три царя". Самое первое издание вышло в Америке, а первым читателем стал Джордж Буш. Когда Радзинский рассказывал издателям о жизни Александра Второго, они искренно думали, что писатель все это придумал.

Эдвард Радзинский, писатель, так характеирзут своего героя: "Дон-Жуан, совративший весь двор. Потом появляется девушка - и он оказывается однолюбом. Все это на фоне войны. Цыганка как-то нагадала ему семь покушений на его жизнь".

Радзинский начал писать роман во время перестройки. Он мучительно пытался понять, почему в стране, называвшей себя "святой Русью", сдуло монархию и религию, как пушинку с рукава. Почему царя-реформатора, давшего свободу народу, так ненавидели и либералы, и консерваторы.

Для Радзинского Александр Второй так и остался загадкой. Царь-освободитель, понявший, что главной реформой должна стать реформа власти, но так и не сумевший осуществить ее.
Император, объявивший войну террору, который сам стал жертвой русских террористов. Пророчество цыганки о семи покушениях оказалось правдой.