28.03.2012 | 11:41

Премьера оперы "Война и мир" Сергея Прокофьева состоится сегодня в Москве

Опера «Война и мир» Прокофьева – произведение гигантское по масштабу, подобного которому в момент создания еще не знало мировое оперное искусство. Мысль обратиться к роману Льва Толстого возникла у композитора в 1940-м году, а к воплощению идеи он приступил весной 41-го. Толстому понадобилось шесть лет, чтобы перенести эпические образы на бумагу. Сергей Прокофьев не прекращал работать над произведением до конца жизни. Задача была действительно сложной, но композитор создал выдающееся произведение, своеобразную музыкальную драму огромных масштабов. В год 200-летия Отечественной войны 812-го года на сцене музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко – премьера «Войны и мира». Рассказывают «Новости культуры».

Только одних статистов «Мосфильма» здесь 300 человек: русские и французы – все варятся в одном котле, все встали под ружье в этой эпопее, которая тянет на четыре тома «Войны и мира» Льва Толстого. Новобранцев под свое крыло берут бывалые вояки.

Русские и французы, одеты с иголочки, но до сих пор не привыкли к костюмам. «Не очень удобно, - жалуются артисты. – Карманов нет. Ничего не положишь».

Вячеслав Войнаровский в этой войне на стороне французов. Личный повар Наполеона третий раз проживает компанию 1812 года.

«Он подходит к Наполеону и говорит: «Нет в мире причин, которые могли бы помешать завтракать», - напевает Войнаровский.

Пел партию в Большом, и в Париже. Знает симпатии французской публики.

«Первым номером был Кутузов, и вторым номером Наполеон, - рассказывает артист. – И Кутузова принимали лучше, чем Наполеона».

В семи метрах над сценой Дмитрий Зуев поет впервые. Без опоры под ногами. Работает, как в цирке – со страховкой.

Павильон тридцать метров в длину, девять метров в высоту – занимает все пространство: от оркестровой ямы до арьера сцены. Главное в нем – эта стена-трансформер. Она напичкана секретами. Здесь Андрей Болконский впервые встречает Наташу Ростову – самую большую любовь и самую горькую потерю своей жизни.

«Как будто он стоит на грани обрыва, и вот он один шаг, и уже не жить, потому что он не видит в этом интереса и смысла, – говорит Дмитрий Зуев. – Но девочка, которая немного выше его – видит интерес, а это говорит о том, что надо вернуться и жить».

К таким декорациям Наталья Петрожицкая привыкала долго. Слишком далеко зритель. Пришлось утрированно артикулировать каждое слово и при этом не забывать про голос.

Семь лет «Войны и мира» Наташи Ростовой она проживет сердцем. Здесь не только история любви, горечь и слезы тоже настоящие.

«Столько эмоций, красок, что интересно быть везде, интересно быть разной, – говорит Наталья Петрожицкая. – Улыбаться и излучать свет, не бояться и просить прощение и плакать перед Андреем в «Войне».

Театр Станиславского и Немировича-Данченко первым поставил в 57-м все 13 картин «Войны и мира». Теперь новая версия. Спектакль выпускают в год двухсотлетия Бородинской битвы. Но ставку режиссер Александр Титель делает не на пафос, на историю людей.

«Чтобы люди полюбили Наташу Ростову, поверили в Пьера Безухова, Андрея Болконского, - говорит режиссер. – В серьезное отношение к войне и к миру, и главное, чтобы это не казалось «преданьем давно минувших дней, преданьем старины глубокой», чтобы это было «вчера».

Первый акт сохранили полностью. Сократили войну. За основу взяли партитуру купированную самим композитором.

«С одной стороны, «Мир» - это, в первую очередь, камерная опера и лирический дневник, как «Евгений Онегин», - говорит дирижер спектакля Феликс Коробов. – Вторая часть война, другая инструментовка, другой подход».

Такого масштабного проекта в театре никогда не было. Почти тысяча костюмов. На сцене больше четырехсот человек. Не только опера, балет и миманс. Эта кампания 12 года по размаху не уступает эпопее Толстого и соответствует замыслу Прокофьева.