08.09.2006 | 11:08

Вспоминая Антонина Дворжака

У каждого композитора своя посмертная судьба. Бах, например, был забыт почти на 100 лет. Антонина Дворжака не забывали, но и не играли особенно. Долгое время ему в основном воздавали должное как создателю чешской национальной школы. В то время, как Чехия была частью Австро-Венгерской империи и государственным языком был немецкий, он начал писать оперы на чешском, а в мелодике использовал народные мотивы. И только в конце ХХ – начале XXI века его музыка стала востребована, ее полюбили, расслышав, видимо, в ней то, чего не хватало эпохе. В Европе исполняются и записываются симфонии Дворжака, ставятся оперы. Можно сказать, Дворжак вошел в моду. Сегодня, в день 165-летия со дня рождения композитора, вспомним некоторые факты его жизни.

Антонина Дворжака порой упрекали за отсутствие философских концепций и рефлексии в сочинениях. Его музыка действительно удивительно красива. "Он пишет музыку, – заметил как-то один из его современников, – от которой веет ароматом лугов и гор, морей и лесов. Сияние, которое Гете так восхищенно хвалил у греков, жизненную силу, взлет, жар – все это мы найдем у Дворжака".

"Моим девизом всегда будут слова Бог, любовь, отчизна", - говорил композитор. "Не каждый чувствует родину так, как Дворжак, - считает народный артист СССР Владимир Федосеев. Вся музыка его сопряжена с впечатлениями о своей родине. И чем глубже он национален, тем более интернационально его творчество".

Антонин Дворжак родился в маленькой чешской деревне в семье мясника. Как старший сын, должен был унаследовать эту профессию. Однако скрипка, которую подарил отец, интересовала маленького Антонина гораздо больше. Музыка стала его призванием. Ради нее он терпел лишения и нищету. Даже получил свидетельство о бедности.
Поворотным моментом в его жизни стало знакомство и дружба с Брамсом, который рекомендовал Дворжака своему издателю Зимроку.
Написанные по его заказу "Славянские танцы" принесли и известность, и деньги.

Начиная с этого момента слава Дворжака росла и вскоре перешагнула границы Чехии. Он стал почетным доктором Кембриджского университета, а вскоре после этого получил приглашение возглавить Нью-Йоркскую консерваторию. На Дворжака возлагали надежды как на создателя национальной американской музыкальной культуры. Но написанная им симфония "Из Нового Света" эти ожидания не оправдала. Критика писала: "Доктор Дворжак не может скрыть своей национальности, как леопард не может скрыть свои пятна. В этой музыке нет ничего американского, только Дворжак".

Вернувшись из-за океана, Дворжак работает с еще большим увлечением. Он создает несколько опер, в которых, как и прежде, не скрывает ни своей национальности, ни своей любви к родине.