18.09.2006 | 14:36

Реалити-шоу на театральной сцене

Спектакль "Большая жрачка" Александра Вартанова и Руслана Маликова – нелицеприятная правда о реалити-шоу и телевидении в целом – несколько лет назад появился в самом неформальном московском театре. После Театра.doc спектакль поставили в Польше. О московсой премьере спектакля рассказывают "Новости культуры".

Независимый театр из города Вроцлава привез на фестиваль "Новая драма" свою версию "Большой жрачки" и постановку по "Снам" Ивана Вырыпаева.

Детям до шестнадцати и беременным женщинам смотреть не рекомендуется, честно предупреждают авторы спектакля "Большая жрачка" Александр Вартанов и Руслан Маликов.

"Большая жрачка" начинается еще в фойе. Среди зрителей ходят актеры, что-то громко обсуждают друг с другом, привлекая к себе внимание.
Польский актер Мартин Маштальски поясняет: " Я очень верю в то, что мы будем понятны, что нам удастся эмоционально и интонационно достучаться до зрителя. Конечно, у них будут наушники с переводом, но здесь важна интерактивная форма. И если будет барьер, то нам не надо больше заниматься театром".

Для многих пришедших на польскую "Большую жрачку" ее содержание известно. Интерес в другом: как российская документальная история (авторы "Большой жрачки" утверждали, что проект создан в технике "Вербатим") отличается от зарубежной. Это как игра "найди 10 отличий".

Зритель фестивальный с энтузиазмом бросается в уже знакомую игру. Выплюнуть жвачку в специально приготовленное ведерко, сделать живую волну на трибуне, отрепетировать аплодисменты и улыбаться – это разве проблема?

Анна Ильчук, режиссер спектакля удивляет: "У нас нет таких реалити-шоу. Публика у нас дистанцируется от происходящего на сцене. Был даже один случай, когда зритель вернул билет, сказал, что такого не может быть на телевидении".

Своими секретами поделился и переводчик Кшиштоф Копка: "Проблемы были только с ненормативной лексикой. Русский мат было сложно перевести на польский. Русский язык так богат, польский не так эмоционален".

Провокационная московская "Большая жрачка" во многом жестче польской версии. У поляков и сатира мягче и сама история получилась более личной.

Читайте также:

"Новой драме " требуется барабанщик