02.10.2006 | 09:42

Фантасмагория в розовых тонах

Сравнить разные постановки одной и той же пьесы – всегда любопытно. Заочное соперничество режиссеров, конкуренция актеров, играющих тех же персонажей. В Москве идут десятки "Чаек" и "Гамлетов" - и все разные. Современные пьесы повторяются реже, но все-таки бывает. В Театре Луны прошла премьера спектакля "Оскар и розовая дама" по пьесе очень востребованного сегодня французского драматурга Эрика Эммануэля Шмитта. Совсем недавно эту же пьесу поставили в театре Ленсовета, главную и единственную роль там сыграла Алиса Фрейндлих. И сыграла так, что спектакль прошел с аншлагами в обеих столицах и завоевал "Золотую маску". Рассказывают "Новости культуры".

Если ставить "Оскара и розовую даму" после Алисы Фрейндлих, то ставить совсем иначе – решили в Театре Луны. Вместо драмы о жизни и смерти - "сказочная фантасмагория", вместо моноспектакля – 15 человек на сцене, в основном дети. Историю умирающего маленького мальчика Оскара в этом театре играют на фоне розочек и разноцветных рыб.

"Это феерическое действие, которое приводит к свету, к исцелению к просветлению - и в то же время там заложена глубокая философия", - считает режиссер-постановщик спектакля Виктория Алмаева, исполнительница роли Розовой дамы.

Танцы, песни, пантомимы, как на детскоми утреннике - все это находки режиссера Виктории Алмаевой. Текст пьесы гораздо проще и совсем не предполагает столь затейливой постановки. По сюжету умирающий мальчик пишет письма Богу: о себе, о родителях, которые боятся смотреть ему в глаза, о том, как жить с мыслью, что очень скоро умрешь.
От маленьких актеров театра Луны серьезности даже не требовали.

Сергей Проханов, художественный руководитель Театра Луны, считает, что его юные актеры не понимают страшную подоплеку сюжета пьесы: "Они играют с удовольствием любовь. Они же не играют смерть на сцене".

Впрочем, как минимум одного своего актера Сергей Проханов явно недооценивает: "Я же очень старался, во время операции хорошо себя вел и все лекарства принимал послушно. Это доктор Дюссельдорф "запорол" мою операцию, - говорит Олег Ароян, исполнитель роли Оскара. - Играть очень сложно. Пьеса сама тяжелая очень на самом деле".

Похоже, что представления взрослых коллег молодого актера о том, как надо ставить и играть спектакли о жизни и смерти, несколько иные.