04.10.2006 | 11:38

Бастер значит "невероятно!"

"Тот, кто никогда не улыбался" - так называли одного из самых ярких комиков немого кино – Бастера Китона. Его творческие открытия и находки до сих пор влияют на создателей кино. Многие трюки до сих пор не разгаданы. Сегодня исполнилось сто одиннадцать лет со дня рождения Бастера Китона. Рассказывают "Новости культуры".

Джозеф Френк Китон появился на свет 4 октября в тот же год, что и синематограф – в 1895. Предугадать, что мальчик станет комиком, можно было бы сразу: его родители были комиками. Отец придумывал номера, а мать была первой женщиной в Америке, исполнявшей соло на саксофоне. Но то, что мальчик станет великим комиком "Великого Немого", а также приобретет новое имя – за это отчасти ответственен знаменитый фокусник, работавший с родителями Китона – Гарри Гудини. Увидев, как полуторагодовалый ребенок упал с лестницы на сцене и остался без единой царапины, Гудини воскликнул: "Невероятно!" На американском сленге это звучало как "бастер".

Так уж сложилось, что Бастер Китон успел проучиться в общеобразовательной школе всего один день – гастроли с родителями не способствовали усидчивости. В кино Китон попал в 1917 году: в качестве напарника его пригласил знаменитый уже тогда толстяк Фатти - комик, работавший с Чаплином. Это было начало большой дружбы и большого пути в кино. Шесть короткометражных фильмов с другом и помощником сделали Китона узнаваемым и любимым. Китон никогда не улыбался – но заставлял хохотать всех. Он так умел придумывать трюки, что до сих пор непонятно – как это он делал.

Жизнь в кадре и закадром у Китона были одной жизнью. Он просил операторов никогда не выключать камеру, пока он делает трюк. Так в фильме "Наше гостеприимство" Китон действительно сорвался со страховочного троса посреди горной реки – случайность повлекла за собой изменения в сценарии и дополнительные сцены. Как всегда, Китон остался невредим. Единственное, чему не мог противостоять Бастер Китон, - это потоку времени. На смену "Великому Немому" пришло другое кино, со звуком. Китон, в отличии от Чаплина, не смог соответствовать новой эстетике. На время о Китоне забыли, он снимался только в эпизодах. Признание вновь пришло к Бастеру уже в конце жизни, когда ему вручили Оскар. В примечании значилось: "Бастеру Китону за то, что он делал такие фильмы, которые будут смотреть до тех пор, пока существует кино".