18.10.2006 | 20:19

Маска - это "ботинок для лица"

Фестиваль "Территория", который в эти дни проходит в Москве, - это не только самые актуальные и радикальные события в музыке, театре, танце, поэзии. Фестиваль задумался, прежде всего, как Школа. И поэтому одна из главных составляющих его – это мастер-классы.

4 дня подряд в рамках фестиваля всемирно известный "Центр масок, мимики и жеста" проводит мастер-классы о специфике, технике, истории и эволюции театральной маски, и каждый раз собирает полные аудитории. Причем, на этих занятиях замечены не только студенты театральных вузов, но и маститые артисты. Об одном из мастер-классов рассказывают "Новости культуры".

Семья Сартори – наследница древнего забытого искусства создания маски. После Второй мировой войны венецианский скульптор Амлето Сартори начал свое исследование по истории масок комедии дель арте – изучал разные персонажи, разрабатывал собственную технику. После смерти Амлето его дело продолжил сын Донато, который в конце 70-х основал "Центр масок, мимики и жеста" и значительно расширил рамки исследования, соединяя их с реальными театрами, реальными спектаклями и режиссерами.

"Это не я предлагаю маску театрам, но театру необходима маска. Брехт, Ионеско, Пиранделло – все они работали с масками. И сейчас новый, современный театр начинает заново понимать маску, и, конечно же, использовать ее", - говорит руководитель "Центра масок, мимики и жеста" Донато Сартори.

У мастера все начинается, как у драматического актера, с изучения текста, с общения со сценографом, звуковиком, и, конечно же, с режиссером. Потому что маска одного и того же персонажа в зависимости от цели и даже времени может меняться. Например, Джорджо Стреллер использовал маску Арлекина в своих спектакля 50 лет, но каждая новая работа и новый актер требовали "нового лица". Маска – это продолжение тела, это вторая кожа, это органичное продолжение пластики. Поэтому так важно понять, как актер будет двигаться в роли – это на мастер-классе показывал помощник Сартори Фабио Манголини.

Затем делается несколько карандашных эскизов маски, и только после этого снимается гипсовая копия. Процесс довольно быстрый, практически безболезненный, но дающий возможность сделать точную копию лица актера, со всеми впадинками, выпуклостями и морщинками.

Изготовление такой маски – процесс и дорогостоящий и долгий. Но овчинка, вернее кожа, потому что маска делается из натуральной кожи, того стоит. Как говорит мастер Сартори, "ботинок для лица" делается и на долгие километры, и на долгие годы.

Маски Сартори создавались для Стреллера и Барро, де Бозио и де Филиппо, в его маске работал самый знаменитый Арлекин ХХ века Марчелло Моретти.

Свои идеи мастер распространяет по всему миру. В нашу страну Сартори впервые привез свои маски 15 лет назад, с каждым годом он отмечает все возрастающий к ним интерес и искренне удивляется, почему его маски до сих пор не используют российские театры.