19.10.2006 | 12:05

Современные вариации на тему "Лакримоза"

Организаторы фестиваля современного искусства "Территория", видимо, сочли обыденную жизнь слишком приземленной. В программе вечера в Концертном зале имени Чайковского три новых произведения на тему "Лакримоза", части реквиема, на которой прервалась жизнь Моцарта, "Четыре песни, чтобы переступить порог" Жерара Гризе, и "Песнь о земле" - Малера. Все это последние произведения композиторов, после которых осталась жить только их музыка. Управлял музыкальным действием дирижер и один из организаторов фестиваля Теодор Курентзис. Рассказывают "Новости культуры".

Шорох, дуновение, вздох на пленке передать трудно. "Лакримоза" Дмитрия Курляндского, наверное, самое откровенно-интимное переживание канонического текста плача грешников на страшном суде.

Если говорить о стиле, то это так называемая "конкретная музыка". Специфическая техника, которая использует звуки не свойственные инструментам. Если говорить о задаче, поставленной Теодором Курентзисом, она выполнена на 100 процентов. "Лакримоза" сочинена на канонический текст, правда с использованием дополнительного текста. Это стихотворение Димитриса Яламаса.

"Стихотворение Дмитриса называется "У" и представляет из себя скорее визуальный объект. Это много раз повторенное "У", много строчек. И вот за этот вой я спрятал канонический текст – он там еле угадывается", - рассказывает Дмитрий Курляндский.

"Лакримоза" Александра Щетинского - это абсолютно другой подход и к тексту, и к музыке. Это постмодернизм, в котором разные элементы стилей вплетены в общий, как составные элементы. А текст и вовсе другой. Это фрагменты сочинений Григория Сковороды - украинского философа XVIII века.

"Это Лакримоза не внешняя. Это Лакримоза внутренняя. Вот это мне показалось более тонким ходом, чем просто взять, скажем, текст Лякримозы и написать", - говорит Александр Щетинский.

Ну а Сергей Невский пошел по пути академического авангарда, сотворив 15-минутную кульминацию и вплетя в нее самый стоический фрагмент молитвы. Как и все, Невский боялся писать на текст "Лакримозы" по понятным причинам.

"Гризе умер после того сочинения, которое прозвучит в этом концерте. Моцарт, как известно, тоже. Малер – тоже, поэтому естественно была такая мысль, что Теодор Курентзис хочет истребить всех русских композиторов и специально делает этот заказ", - рассуждает Сергей Невский.

Ну а получилось, что Теодор Курентзис открыл миру три лика "Лакримозы" - и три имени русских композиторов, которые умеют говорить на языке Моцарта.

Всегда претендовать на "новое слово" - вот лозунг современной музыки. На этом концерте, в отличие от многих других, это "новое слово" было сказано. Дмитрий Курляндский, Александр Щетинский и Сергей Невский ступили сегодня на территорию неизведанную. Их музыка – это реквием по устаревшему авангарду ХХ века.