27.10.2006 | 14:01

Любовь и ошибки в двух актах

Патриарха американской драматургии Эдварда Олби в России хорошо знают. В театрах идут его "Случай в зоопарке", "Кто боится Вирджинии Вульф", "Балада о невеселом кабачке". Таким образом, пьеса "Шаткое равновесие", написанная 40 лет назад, скорее, исключение из правила. Наши театры обходили ее вниманием. Положение решил исправить Сергей Арцибашев. В театре имени Маяковского режиссер поставил эту драму, не пожалев времени на репетиции. Премьера "Шаткого равновесия" состоится сегодня, а вчера прошел генеральный прогон, о котором рассказывают "Новости культуры".

На сцене шесть персонажей, каждый со своим инструментом – небольшой семейный оркестрик, где допустимо иногда сбиться с такта, ведь играют не напоказ. В этом случае, правда, приходится начать все произведение сначала, потому что это семья, и существует она в пространстве, только на первый взгляд устойчивом. Всего одна неверная нота, – и пол начинает ходить ходуном. "Любовь и ошибки в двух актах" – подзаголовок спектакля "Шаткое равновесие".

"Показалось, что это созвучно, во-первых, мне, и, во-вторых, по моему ощущению, – нашему времени. Есть, над чем подумать, над чем поразмышлять", – рассуждает худрук театра Сергей Арцибашев. Он выбрал эту пьесу специально для Евгении Симоновой и Михаила Филиппова. На первой же читке режиссер признался, что автор не его, и предлагал поискать другого. Возразили актеры: им хотелось работать над этим материалом именно с Арцибашевым. Да и самому режиссеру было интересно. Пожалуй, впервые за все то время, что он возглавляет Маяковку, Арцибашев позволил себе скрупулезные, почти лабораторные репетиции, без спешки и точной даты премьеры. Для всех, без исключения, период репетиций был долгим, подчас мучительным, но оттого и интересным. Кроме того, для всех это была первая встреча с драматургом Эдвардом Олби.

"До этого у меня был опыт работы в пьесе Теннеси Уильямса "Кошка на раскаленной крыше", и потом я когда-то играл чеховского Иванова в Театре Станиславского, по приглашению. А поскольку и Теннеси Уильямс, и Олби вышли из Чехова, по их собственному признанию, то этот язык мне понятен и дорог", – говорит народный артист России Михаил Филиппов.

Евгении Симоновой в ее героине многое близко: и желание во что бы то ни стало сохранить семью, когда худой мир лучше доброй ссоры, и любовь, безграничная – к дочери, отчаянная – к мужу. Это пришлось научиться принимать и понимать.

"Это ее определенный эгоизм, хотя эгоизм нам всем присущ, и не надо тут сильно обольщаться, конечно. Это вообще пьеса о такой проблеме, как эгоизм страдания, когда человек больше всего думает о себе и носится с этими своими ощущениями", – считает народная артистка России Евгения Симонова.

Все же, и пьеса, и спектакль – о любви, которая искупает все, отводит ночные страхи и кошмары, и только тогда, когда эта любовь есть, можно начинать новый день. Шесть персонажей нашли своего автора в середине прошлого века, а в начале XXI века, в России, они нашли своих актеров и режиссера, и, совершенно точно, найдут своего зрителя.