31.10.2006 | 11:10

Братья Гао представляют: "Один и вместе"

В Москве открылась выставка современного китайского авангарда. Ее организаторы утверждают, что в преклонении перед Западом, – якобы, все новое в искусстве идет оттуда, – мы всегда недооцениваем Восток, а он, как выяснятся, может быть даже более современным и продвинутым. Выставка под названием "Один и вместе" представляет искусство братьев Гао. Братья Чен и Киан Гао – это вполне уже мирового уровня художественный бренд. Они из числа тех, кто спровоцировал на Западе "китайский бум". Рассказывают "Новости культуры".

Это в Китае они возмутители общественного спокойствия из провинции Шандун, двое чудаков из большой семьи, где шестеро детей. На Западе они пионеры восточного авангарда, известные многим галеристам, от Амстердама до Нью-Йорка. "Эти ребята уникальны: они уже 20 лет работают вместе, и то, как они удивительно видят мир, завораживает. Они создают утопии, но эти утопии не негативны. Они о том, что все мы индивидуальны, но живем вместе в одном мире", – рассказывает куратор проекта Жаннет Эллю.

Связь творческая и биологическая привела братьев к мировому успеху в 2000 году, когда для реализации фото-проекта "Объятья" братья собрали 150 добровольцев, незнакомых друг с другом людей, и попросили их обняться. В результате, возникла целая серия, так понравившаяся куратору Венецианской биеннале Гарольду Шиману, что тот сразу же пригласил братьев участвовать в 49 смотре актуального искусства в Италии. Из-за проблем с властями братья Гао не попали в Италию, и их стали считать отверженными гениями, а вот теперь часть этих работ братья привезли в Москву. Кстати, зачастую на этих снимках, в самом их центре, можно найти и самих Гао.

Нам нравятся эксперименты, ну а идеальная фотография для нас – это все то, что мы сможем сделать за всю нашу жизнь. Это и будет нашим "идеальным полотном"", – признаются братья. Они не собираются останавливаться в экспериментах: кроме четырех серий-утопий о человеке и его месте в мире, Кьян и Чен старательно работают над видео-инсталляциями, одну из которых они также привезли в Москву.