02.04.2012 | 12:30

Башмет и Хабенский: музыка и литература слились на сцене

Идея этого проекта родилась два года назад. Юрий Башмет и Константин Хабенский попробовали соединить небольшой отрывок из квартета Шуберта «Смерть и девушка» с фрагментом пьесы Камю «Калигула». С первых же проб стало понятно: это необычное сочетание, в котором точно и органично рифмуются текст и музыка, должно прозвучать со сцены. Премьера этого музыкально-литературного представления состоялась в прошлом году в Перми, затем концерт увидели в Хельсинки. Теперь его полную версию смогла оценить и столичная публика. Рассказывют «Новости культуры».  

Константин Хабенский приезжает на репетицию за несколько часов до концерта – осматривает зал, наблюдает за игрой музыкантов, повторяет текст. Для него такой литературно-музыкальный формат в новинку. Юрий Башмет предложил актеру соединить отрывки из «Калигулы» Камю с квартетом Шуберта «Смерть и девушка».

«Мне кажется, что они совмещаются, мне кажется, что и там, и там разговор о жизни и о смерти, и там, и там достаточно и нервная, и тяжелая, и светлая история и музыка», - считает народный артист России Константин Хабенский.

У Хабенского к Камю – особое отношение. В конце девяностых роль Калигулы в одноименной постановке Юрия Бутусова стала поворотной в судьбе актера: о Хабенском заговорили за пределами Петербурга.

«Это пьеса, которую нужно играть в молодом очень возрасте актерском, а содержание и смысл тех слов, которые написаны в пьесе, они приходят чуть позже, и уже выходить на сцену в образе, в спектакле «Калигула», - немножко стыдно. Поэтому я взял на себя наглость, и это не спектакль, а это сцены и монологи из пьесы», - признается Константин Хабенский.

Несмотря на серьезность проекта, на репетиции Хабенский шутит и даже садится за фортепьяно - вспоминает музыкальную школу. Через несколько минут – выход на сцену. Вместо джинсов – строгий костюм. От шутливого настроения – ни следа.

Юрию Башмету и Константину Хабенскому удается органично совместить на сцене музыку и текст. Необычным проектом заинтересовался композитор Евгений Дога.

«Надо учитывать, что это XVIII-XIX век, там другая психология была у этих гениев. Они спокойнее жили, они иначе видели мир. Шуберт, конечно, будет звучать иначе - я уверен», - говорит Евгений Дога.

В контексте Камю музыка Шуберта как будто обрела новую динамику. А размышления Калигулы на вечные темы о любви, жизни, смерти, его рассуждения о политике и экономике зазвучали особенно остро и современно.