01.11.2006 | 13:30

Музыкальный авангард Денисова

Памяти Эдисона Денисова, лидера советского авангарда, который умер 10 лет назад, посвящен музыкальный фестиваль "Пространство Эдисона Денисова". Пространство, потому что на фестивале звучит не только его музыка, но и музыка
его учеников, последователей и друзей. Рассказывают "Новости культуры".

Минувшим вечером в Большом зале столичной консерватории Национальный Филармонический оркестр России исполнял сочинения Денисова и его знаменитых коллег из Франции – Анри Дютийе, Пьера Булеза, Яниса Ксенакиса, – композиторов, которые стояли во главе музыкального авангарда. Лет 20 назад услышать их музыку было мечтой многих, глотком другого, свежего воздуха, прорывом в будущее искусства. Денисов не только сотворил свой неповторимый мир музыки, он создал свою композиторскую школу, объединил музыкантов, увлеченных современными тенденциями. Наконец, он открывал Европе музыку современной России и знакомил российских любителей музыки с европейским авангардом.

Музыка XIX века кажется здесь оазисом мелодизма, звуками небесных сфер. Возможно, перед концертом музыкального авангарда, просто вспоминаются идеалы, утраченные искусством ХХ века? То, что звучало вчера, слишком далеко от гармонии и умиротворения. "Это музыка города, музыка шума, и это не обязательно приятный шум. Это совсем не то, что мы привыкли слышать в оркестре. Они и играть должны иначе. Не широким смычком, а надо давить на струны, скрежетать", – рассказывает французский дирижер Даниэль Кавка.

Таких огромных партитур не знал век XIX. Партия одного фортепиано записана на 7 строчках, а местами и вовсе нет нот. Просто шум, и все же, это музыка. "Как время резонирует с нами, так композитор и пишет. Это его реакция на то, что он видит, слышит, среди чего живет", – продолжает Кавка.

"Булез, Дютийе, Ксенакис – три близких друга Денисова. Но это три маэстро, которые определяют самый высокий композиторский уровень сегодня", – считает художественный руководитель фестиваля, композитор Юрий Каспаров. "Сейчас Дютийе, Денисова и Булеза можно рассматривать уже как классиков, а Ксенакис, по-прежнему, аванградист. Дютийе пишет в традициях Дебюсси, Равеля; французские корни у Булеза. То, что сделал Ксенакис, невозможно сопоставить ни с чем", – говорит Кавка.

Чтобы исполнить сочинение Ксенакиса, музыкантам Национального филармонического оркестра России пришлось не только расстаться с традиционной игрой на своих инструментах, но и с привычным местом на сцене. У Ксенакиса все перемешано. Если это совпадает с расхожим представлением об авангарде, то музыка самого Денисова удивляет той самой прозрачностью и простотой, которая в современном мире может шокировать