03.11.2006 | 14:53

Аутсайдер официального искусства

Анатолий Зверев – живописец, которого Пабло Пикассо назвал "гением". Аутсайдер официального искусства, кумир московской интеллигенции, сам про себя он говорил "таких, как я, не было и не будет". Его искусство не вмещается ни в одно из "направлений" ХХ века. Сегодня исполнилось 75 лет со дня рождения Анатолия Зверева. Рассказывают "Новости культуры".

Он избрал себе учителем великого Леонардо, но художником стал, как сам говорил, "по случаю": в пять лет вдруг нарисовал портрет Сталина. На избирательном участке, пока дожидался родителей, по памяти изобразил движение улицы. В пионерском лагере вдруг на листе бумаги появилась "чайная роза", которую руководитель кружка рисования удивленно назвал "шедевром". Толком нигде не учился: "детские городки" в Сокольниках и Измайлово, Дворец пионеров, художественное ремесленное, после окончания которого получил диплом маляра. С первого курса училища 1905-го года был уволен из-за внешнего вида. Однако он с самого начала был профессионалом, умеющим воедино слить жизнь и творчество. Бездонная искренность Зверева была рано отмечена. Одним из первых на него обратил внимание замечательный коллекционер Костаки. С конца 60-х непредсказуемный и неуемный Зверев стал культовой фигурой в богемных кругах. Неприглаженная натура и манера спонтанного рисования, которая требует большой точности: о художнике слагались легенды.

Зверев в своей технике объединил все существующие до этого школы живописи. Его картины признаны достоянием России, а о его графике стоит говорить отдельно, потому что такой объем исследовать трудно. Известно высказывание художника: "Дай рубль, увековечу". По рассказам очевидцев за ночь Зверев в порыве вдохновения мог сделать до 100 графических листов: уверенные, необыкновенно быстрые, ироничные, подчас гротескные линии не всегда рождали шедевр. Если модель не вызывала уважения, работа, как правило получалась неудачной.

Малейший проблеск интереса к личности, и те же линии становились шедевром, независимо от того, чем они были сделаны: кистью, карандашом, выдавленным из тюбика краплаком, окурком сигареты или пальцем, который художник обмакнул в варенье. Зверев рисовал всегда и везде. Как всегда, делал и говорил, что хотел. Без оглядки. Перелетная птица, он оставил нам свое творчество, свободное и неповторимое.