08.11.2006 | 15:02

Ревизор. После комедии. Опера

Продолжение сюжетов, которые вызвали читательский и зрительский интерес – это ход, многократно проверенный и обкатанный в литературе и кинематографе. Теперь эту идею берет на вооружение и театральное искусство. В столичном Театре Наций состоялась премьера спектакля "Ревизор. После комедии. Опера". Стоит отметить два оправдательных факта. Во-первых, это современная опера, которая стала достаточно редким явлением для московской сцены. Во-вторых, у постановки далеко не легкомысленный посыл: жизнь в условиях крушения основ мироустройства. Рассказывают "Новости культуры".

"А поутру они проснулись". Такой подзаголовок можно было бы предпослать гоголевским персонажам, которые только что опомнились от потрясения после долгой паузы, которой заканчивается Ревизор. Хотя, проснулись не все. Главная героиня оперы, Марья Антоновна, до сих пор не может забыть Хлестакова. Она надеется, что он женится и заберет ее в Петербург.

Есть что-то в Марье Антоновне и от сумасшедшей Офелии, и от Фаустовской Маргариты, а в ее музыкальной партии – от Онегинской Татьяны и Катерины Измайловой. "Я опираюсь на все, что было до меня. На все выразительные средства, какие я знаю. На все стилистики, какие я знаю, и использую их в своей палитре совершенно свободно. Стараюсь к ним прибавить что-то свое. Слова, грубо говоря, употребляю, которые знаю, а мысли стараюсь, чтоб были свежие", – рассказывает композитор Роман Львович.

В данном случае, Роман Львович опирается на русскую песню, что, в свое время, делали Чайковский и Шостакович, включая их в партитуры своих опер. Традиция русская, реализация – традиционная. Простота музыкального языка, на котором говорит композитор Роман Львович, позволяет нам предположить, что это и не опера вовсе, а мюзикл, – жанр, не отягощающий обычно сознание зрителей компиляциями смыслов. Все просто и определенно, что отнюдь не плохо. Ведь продолжение гоголевского "Ревизора" может быть любым.

В данном случае, продолжение перемещает нас в мир фантазий Марьи Антоновны. Она не уходит со сцены на протяжении всей оперы. Кстати, с точки зрения певицы, музыкальный язык отнюдь не прост. "Чрезвычайно сложный материал. Это трудно выучить, это очень трудно спеть до сих пор", – признается Анастасия Бакастова, исполнительница роли Марьи Антоновны.

С точки зрения дирижера, произведение балансирует на грани оперы и водевиля. На грани простоты и банальности. "Про это произведение сказать "потрясающее", я не могу, но мне кажется, очень симпатичное, и надо все сделать, чтоб понравилось", – говорит дирижер Вольф Горелик.