08.11.2006 | 17:40

"Безумный день, или Женитьба Фигаро" в Новосибирске

Бомарше без социальных акцентов, но дополненный современными ассоциациями и "озвученный" современными ритмами. В Новосибирском городском драматическом театре прошла премьера пьесы, чья сценическая жизнь бьет все рекорды долголетия. Режиссер Сергей Афанасьев представил "Безумный день, или Женитьбу Фигаро" с молодыми актерами и студентами-стажерами в главных ролях. Удалось ли им избежать постановочных штампов и при этом не исказить текст знаменитой комедии Бомарше? Рассказывают "Новости культуры".

Спектакль, насыщенный множеством ассоциаций, пронизывают мотивы Бориса Гребенщикова, а монологи звучат под дробный рокот африканских барабанов. Режиссер Сергей Афанасьев ставит классический сюжет для современного зрителя, и герои XXI века, неожиданно переносясь на 300 лет назад, примеряют на себя личины слуг и господ. Снимая социальный пафос Бомарше, смещая акценты в сторону открытой театральности, режиссер Сергей Афанасьев не упрощает проблематику первоисточника и оставляет за театром право весело говорить о серьезных проблемах.

"Сегодня отпала пора "эзопова языка", кодирования каких-то символов "сопротивления власти". Сегодня можно разговаривать прямым языком. И, на мой взгляд, настала пора говорить не о человечестве, а о человеке", – считает Сергей Афанасьев.

"Безумный день" в Городском драматическом получился спектаклем задорным, азартным и молодым, в том числе, и по подбору актеров. Сергей Афанасьев не побоялся доверить ведущие роли даже не вчерашним, а сегодняшним студентам театрального института. Молодежь играет с невероятной отдачей, попутно постигая у старших товарищей основы профессии.

"Поначалу очень много было советов, хороших советов, как и что делать. Как, например, расслабляться на сцене. Потому, что для меня это был шок", – признается студент III курса Новосибирского государственного театрального института Артем Свиряков.

Сергей Афанасьев вместе с актерами снова "перечли "Женитьбу Фигаро", чтобы в очередной раз убедиться, что следить за веселой неразберихой влюбленных интереснее, чем обличать нравственные язвы общества, а праздник живого театра оказывается ярче, чем "эзопов язык" социальной сатиры.