13.11.2006 | 11:48

Две "Шехеразады" за один вечер

Две "Шехеразады" за один вечер. Американский дирижер Джеймс Конлон и Национальный филармонический оркестр России объединили в одном концерте известные сочинения о восточной красавице: "Волшебную увертюру" и "Вокальный цикл" Равеля, а также "Симфоническую сюиту" Римского-Корсакова. Работу с маэстро Конлоном музыканты оркестра тоже называют сказкой, и потому репетиции превращаются в интересное общение. Рассказывают "Новости культуры".

Джеймс Конлон любит русскую музыку, кухню, даже немного говорит по-русски. Однако ему явно не хватает слов, чтобы выразить свое чувство к "Шехеразаде". Конечно, он в детстве читал все эти сказки. Но настоящую любовь к восточной красавице пробудил в нем Римский-Корсаков, точнее его "Симфоническая сюита". У Римского-Корсакова в роли жены султана Шахрияра – скрипка. Она и увлекает воображение зрителя. Дирижер от всего оркестра требует роскошного звучания, – так он понимает музыку русского композитора на восточную тематику. "История Шехеразады меня интересовала всегда, поэтому я и объединил двух композиторов в одном концерте. Что касается Римского Корсакова, то это чисто русский взгляд на "Шехеразаду". Это будет пышное представление, а у Равеля это очень тонкие, изящные сочинения", – считает Джеймс Конлон.

Она не очень молода, любит чай и немного буржуазна. Такой видит "Шехеразаду" маэстро Конлон. На это же настраивает и оркестр. Музыканты в недоумении: перед ними уже есть одна восточная красавица. Хибла Герзмава специально изучила французский, чтобы исполнить сочинение Равэля. "Это очень интересно, можно себя почувствовать и драматической актрисой и хорошей певицей, можно нарисовать себе те образы, которые рисовала себе Шехеразада", – говорит певица. Пряные, терпкие, полные неги, или наоборот, картины восточной жестокости. Что нарисует воображение слушателя за время, гораздо меньшее, чем тысяча и одна ночь? Кто-то даже шутит: султану были бы не нужны рассказы, если бы эту сказку он услышал в музыке двух великих композиторов.