27.11.2006 | 12:48

Далеко от жизни, но ближе к музыке

В субботу исполнилось 150 лет со дня рождения Сергея Ивановича Танеева. Многие знают его, как педагога, в чьем классе учились Рахманинов, Скрябин, Прокофьев. Он открывал им искусство полифонии, точнее – контрапункта. Танеев считал, что талант композитора – это лишь десять процентов успеха, остальные девяносто зависят от его техники. Он сам создавал произведения, исполнить которые до сих пор отваживаются немногие. Например, кантату "Иоанн Дамаскин" или оперу "Орестея". Рассказывают "Новости культуры".

Кабинетный рояль Сергея Танеева. Несколько лет его не настраивали. К тому же, сделанный век назад, к современной настройке инструмент приспособлен мало. "Поскольку это исторический инструмент, встает вопрос: корректен ли такой ремонт", – говорит настройщик Александр Меньков. Однако в день рождения Сергея Ивановича рояль должен звучать, а вещи композитора, которые хранились у его праправнучек, должны быть выставлены в музее. Так решили потомки Танеева. Правда в Москве нет ни одного музея Танеева, несмотря на долгие годы его преподавания в Московской консерватори. Поэтому праправнучатая племянница Танеева Елена Фетисова решила устроить выставку прямо по месту своей работы. Благо, что это Музей Глинки.

Автографы композитора. Ясный и ровный почерк. Ноты и математические формулы. Танеев, для того, чтобы написать основной труд своей жизни "Подвижной контрапункт строгого письма", специально брал уроки математики. Здесь фотографии его многочисленных учеников, – всего их у Танеева было около 400. Многих он кормил, поил, кому-то покупал одежду. Ученики были для композитора семьей, ведь своей у Танеева никогда не было. Согласно легендам, между Сергеем Ивановичем и его любимой племянницей Еленой Танеевой существовал договор. Как только замуж выходит она, женится и он. Первая часть договора была выполнена. "Лилишенька в браке счастлива, родилось пять детей, а я служу единой музе – музыке", – вспоминает праправнучатая племянница Танеева Елена Фетисова.

Служить единой музе Танеев предпочитал в деревне. Ученикам, замечавшим, что учитель далеко ушел от жизни, Танеев говорил: "Далеко от жизни, зато ближе к хорошей музыке". Именно здесь, в Дюдькове, в простом деревенском доме находится единственный музей Сергея Танеева. Сюда Танеев впервые приехал в 1908 году. Двадцать верст добирался пешком, но был настолько очарован этим местом, что приезжал сюда уже каждое лето. Здесь есть фотография, которая была сделана за четыре дня до смерти Сергея Ивановича. Танеев, как всегда, со своими учениками. Вслед за учителем многие из них приезжали сюда, снимали дома. Все хотели быть поближе к Танееву.

"Ученики Танеева говорили, что он никогда не подавлял их индивидуальности. Те же сочинения Скрябина он не понимал и, послушав "Поэму экстаза", говорил: "Меня точно палками побили – такое гудение в телеграфных столбах"", – рассказывает директор музея Марина Серая. Самовар Танеева, из которого он и его ученики пили чай; кресло, зеркало. Явное нарушение музейных правил – коты, – но и это оправдано: к любому щенку или котенку Танеев обращался на "Вы" и звал его "Уважаемый". Музей избежал многих проблем: здесь жарко натоплено: три работника сами топят избу углем; крыша крепкая, не проливает: строили всем миром. Единственное, о чем жалеют все же музейщики, – это неустроенность Дома музыки и выставок, где раньше проходили концерты. Сваленные скамейки, заиндевевшие окна и одинокие рояли. Танеев на них, конечно, не играл, но его музыка вполне могла бы быть исполнена.