27.11.2006 | 17:16

"Июль" пришел на смену "Кислороду"

Названия трех из четырех пьес Ивана Вырыпаева, поставленных в Москве наводят на мысль о научных материях: "Сны", "Кислород", "Бытие номер два". Об очередной, под названием "Июль", автор говорит, что писал ее, как ученый, и сделал даже некое маленькое открытие. Можно ожидать, что эта пьеса станет таким же открытием, как его фильм "Эйфория", получивший приз фестиваля "Кинотавр" и отмеченный в Венеции. О премьере в столичном театре "Практика" рассказывают "Новости культуры".

Сейчас уже не надо как-то особенно представлять зрителям Ивана Вырыпаева, перечисляя его работы, непременно напоминая, про "Кислород", который, кстати, собираются снимать из репертуара "Практики". Вырыпаевский "Июль" вся театральная Москва ждала давно. Несколько раз менялся постановщик. На каком-то этапе и сам Вырыпаев собирался режиссировать собственную пьесу, но решено было вернуться к проверенной схеме. Виктор Рыжаков, как никто другой, умеет понимать эти непростые тексты. "Это такой путь, этот текст требовал участия таких затрат", – подчеркивает Рыжаков.

Это, в сущности, моноспектакль актрисы Полины Агуреевой. Сам Вырыпаев несколько раз выйдет на сцену. Сначала меняя декорации, точнее реквизит: скатает ковер и уберет стул; а потом – на несколько минут в роли трех братьев. Остальные час двадцать на сцене будет только одна актриса. "Во-первых, я этого никогда не делала, это интересно, с точки зрения профессии; а во-вторых, мне очень важны темы, иначе я бы не взялась. Найти глубину, смысл, любовь", – говорит Агуреева.

Она читает монолог от лица 60-тилетнего мужчины. Убийцы и сумасшедшего. Она расскажет, как у него сгорел дом, а потом он убил соседа Колю, за то, что не пустил пожить, пока тот не соберет документы в смоленский дурдом, а потом, как съел собаку, только ничего от Гришковца здесь нет. "Это самая трудная работа, труднее, чем все остальное. Долго мы искали, не знали, как это сделать. Это такой театр, который не наступил", – рассказывает Вырыпаев. Все это вызывает странные, но очень сильные эмоции, и совершенно точно, что все это сложно поддается какому-то определению. Вот такой "Июль" пришел на смену "Кислороду".