29.11.2006 | 11:16

Самодержавный Дон Кихот

В Государственном Историческом музее открылась выставка, посвященная 180-летию коронации императора Николая Первого "Самодержавный Дон Кихот". Впервые его назвала так дочь Федора Тютчева. Сравнение неожиданное и довольно двусмысленное. С одной стороны, в мировой культуре донкихотство прочно связано с образом рыцарства, с другой, хитроумный идальго, очевидно, был сумасшедшим, а сам роман – беспощадной пародией. Поэтому не стоит спешить с выводами. Рассказывают "Новости культуры".

Эта небольшая выставка открылась при необычно большом стечении гостей и журналистов. Экспонаты можно было видеть и раньше, но интрига заключается в концепции. Авторы выставки решили бросить вызов историческим стереотипам. "Если его называют "Николай Палкин", – не совсем понятно. Это эмоциональная оценка. Кащей бессмертный, заморозивший Россию, – это конъюнктурная историческая оценка советского периода. Нужна была такая оценка, чтобы заклеймить самодержавие, а вот "самодержавный Дон Кихот" – здесь было что-то другое", – рассказывает автор выставки Маргарита Силаева.

Детские рисунки будущего императора – свидетельство увлечения военной, рыцарской тематикой, а рядом – проявление совсем другой стороны его характера: эскиз подавления восстания декабристов Николай нарисовал собственноручно. Придворный художник к наброску императора позднее добавил только изображение благодарных подданых. Указы о милостях, а рядом – отобранная у поляков конституция. "Он специально попросил генерала Паскевича привезти ларец с покойницей-конституцией для вечного хранения в Оружейной палате", – продолжает Маргарита Силаева. Авторы выставки на однозначной трактовке фигуры императора не настаивают. Скорее, дают посетителям возможность самим разобраться, чего в Николае Первом было больше: самодержавности или донкихотства.