29.11.2006 | 14:54

Роман Кармен. "Летописец эпохи"

Сегодня исполнилось 100 лет со дня рождения Романа Кармена. Еще при жизни его назвали "летописцем эпохи". Роман Кармен снял сотни тысяч метров хроники. Начинал как фотограф, журналист, но, взяв камеру в руки, больше не расставался с ней. Рассказывают "Новости культуры".

На фронте была такая шутка: кинооператор ошибается только раз. Горькая шутка, ведь на войне каждый четвертый из них погибал. Роман Кармен с камерой прошел не одну горячую точку целым и невредимым. На пятнадцатилетие Роману Кармену отец подарил фотоаппарат. В семнадцать юноша уже работал собственным фотокорреспондентом в московском журнале "Огонек". Главный редактор в восторге: камера молодого человека не просто фиксирует, она анализирует события. Уже в двадцать лет ему предлагают возглавить фотоотдел, но, неожиданно для себя, Кармен решил: его призвание не фото-, а кинорепортаж.

Роман со своей кинокамерой стал просто вездесущим: Магнитка, Турксиб, первые тракторы на колхозных полях и арктические экспедиции, освободительные войны в Испании и Китае. Наконец, Великая Отечественная война: путь от Москвы до Берлина. Окопы, бомбежки, боль, страдания. В объективе его камеры, как правило, крупный план. Он всегда считал, что только по лицам людей можно понять историю. "Он снимал так называемые негативные стороны войны: беженцы, умирающие солдаты. Его упрекали: надо снимать батальные сцены, но он знал, пройдут годы, и именно эти сцены станут главными", – рассказывает сын Кармена Александр.

Его упрекали и награждали медалями, ему запрещали и разрешали многое. 9 мая 1945 года именно фронтовой оператор Роман Кармен снимает в Берлине подписание о полной немецкой капитуляции. Рассказывают, что когда маршал Жуков увидел первые кадры из 20-серийной киноэпопеи Кармена про Великую Отечественную войну, он сказал: "Ракурс этого оператора поймал жестокую вещь – жизнь". Его рабочий день всегда начинался в 6 часов утра. Папу, Романа Кармена, сыновья видели периодически. Он приезжал из командировки на пару дней. От отца дети унаследовали любовь к творческим профессиям и к экзотическим странам.

"Я присылал ему свои статьи, уже опубликованные, а он мне писал письма с замечаниями: "на какой помойке ты нашел этот образ, такого слова нет вообще". Это был самый строгий и требовательный редактор для меня", – продолжает Александр Кармен. Сталин, Горький, Кастро, Хемингуэй, Мао Цзэдун, Брежнев, – он умел находить общий язык и с писателем, и с политиком, а в его кино находили "свое" и великие мыслители, и большие демагоги. Не в этом ли и есть та самая сила искусства?

Читайте также:
Кармен Роман. "Он шел от жизни к экрану"