04.12.2006 | 16:54

Современная версия "Набукко"

В столичной "Новой опере" премьера. Оперу Верди "Набукко" поставил директор Национального латвийского оперного театра Андрейс Жагарс. "Набукко" – одна из ранних опер Верди. Считается, что именно она подарила миру первый вердиевский шлягер, знаменитый хор иудеев. Партия главной героини Абигайль – одна из самых сложных в мировом репертуаре. В свое время, ее неподражаемо исполняла Мария Каллас. Нынешняя версия "Новой оперы" – очень современная постановка. Действие перенесено из древнего Иерусалима в Европу 30-х годов прошлого века. рассказывают "Новости культуры".

В России оперу "Набукко" не ставили 150 лет, после первой постановки в 1851 году к раннему творению Верди обратились в Большом театре только в 2001-м. Сейчас версия "Набукко" есть в Мариинке. В "Новой опере" сначала сделали концертный вариант, а теперь отважились на масштабную постановку. Причина непопулярности этой оперы при большой популярности музыки из нее же очевидна: сказывается и сложность материала для исполнения, и непростой для интерпретации сюжет – изгнание иудеев с родной земли. Режиссер Андрейс Жагарс решил сделать сюжет еще более актуальным. Он перенес действие в период начала Второй мировой войны, когда еврейское население оказалось в фашисткой западне. "Важно было не просто перенести все в другое время, а заинтересовать зрителя; не просто какие-то непонятные люди в длинной одежде поют", – говорит Жагарс.

Современные оперные артисты уже и забыли, когда им последний раз предлагали классическое, или, как шутят они сами, "нафталинное прочтение" оперы, так что режиссерское решение Жагарса не было для них неожиданным. "Надо идти в ногу со временем, если это не противоречит моему духовному настрою", – утверждает исполнитель партии Набукко Анджей Белецкий. "Набукко" – это история тирании, и потому вполне логично было поместить действие в тот период, когда человечество терзали Сталин и Гитлер, Франко и Муссолини. Так считает режиссер. Он видит идеальный оперный спектакль живым, темпераментным и достоверным, без поправок на оперную специфику. Тогда и в зале будут зрители, а не только ценители-меломаны.