05.12.2006 | 11:29

Барщевский презентовал книгу "Мы? Мы!"

Известному знатоку, юристу и общественному деятелю Михаилу Барщевскому предстоит примерить на себя статус известного литератора. Совсем недавно в свет вышел сборник его рассказов о современной российской действительности под названием "Мы? Мы!". Прославленный интеллектуал не мог ограничиться обычной презентацией. Вчера суть рефлексивного сборника раскрывали театральные постановки трех избранных рассказов. Рассказывают "Новости культуры".

Без пафоса, но в облаках. Без церемоний, но очень продуманно. Гости прибывают гораздо раньше положенного срока. Лимузины оставлены далеко за пределами Большой Никитской, поэтому часть пути приходится идти пешком. Презентация книги адвоката, профессора, общественного деятеля, игрока и профессионального наблюдателя игры Михаила Барщевского. С очень простым и непритязательным названием "Мы". Правда, слово "Мы" в названии повторяется два раза: один раз с вопросительным, другой раз – с восклицательным знаком. "Я принадлежу к тому поколению, которое прожило бурные 20 лет. Остановиться, подумать и осознать, что происходит, было некогда. Вот сейчас наступил период застоя, или период спокойствия, стабильности, и появилось время подумать, а что же произошло, где мы живем?", – рассказывает Барщевский.

Презентация книги – вещь ответственная и серьезная. Двойное "Мы" под обложкой и двойное "Мы" в "Геликон-Опере" были похожи, как близнецы-братья. С подколами и театральными экспромтами, как и положено братьям. "Серьезность совершенно не ограничивает человека в легкости, или вы представляете, что все серьезные люди должны ходить со складками на лбу?", – говорит Стас Намин. "У него есть такая своя манера, свой стиль, своя тема, что самое главное. Он пишет о том, что знает", – считает композитор Александр Журбин.

Четырнадцать рассказов о том, что знает, еще до верстки книги Михаил Барщевский разослал четырнадцати друзьям: выбери историю и нарисуй. Причем, художников среди друзей не было. "Я сначала как-то испугался. Он говорит: Владислав, все получится. Я и решил, в историю попаду", – вспоминает хоккеист Владислав Третьяк. В историю Третьяк попал давно, с хоккеем. Журбин и Намин тоже в истории – с музыкой. Да и Барщевский уже давно в истории юриспруденции. Книга "Мы" – творчество несколько дилетантское, веселое и бесшабашное, домашнее и странное (от слова "страна", в которой все живем"). На вопрос "Мы?" автор отвечает со вздохом узнавания, омерзения, успокоения, но с непременной надеждой.