05.12.2006 | 12:10

"Ночь в Галиции". Обряд, игра, опера

Феномен маски в мировой культуре. Эту тему фестиваля искусств "Декабрьские вечера" продолжили на очередном концерте музыкант Алексей Любимов, Ансамбль "Опус пост" и коллектив Дмитрия Покровского, а с ними и театр танца "Зеро". Они обеспечивали перекличку между изобразительным искусством и музыкой. Маски-образы, маски-движения, обрядовые маски. Рассказывают "Новости культуры".

Русалки, лешие и лесные ветра – главные персонажи экспериментального опуса композитора Владимира Мартынова "Ночь в Галиции". Текстовый коллаж из поэмы Велимира Хлебникова "Лесная тоска" и "Ночь в Галиции" он соединил с чародейским архаическим языком. Здесь звучат русалочьи заклички, собранные еще в XIX веке. "Иван Сахаров записал довольно точно то, что поют русалки. Взято то, что они поют, и то, что написал Хлебников, его звукоряд, и то, что в конце-концов написал композитор. Это все и рождает ритуал, делая произведение таким неповторимым", – рассказывает художественный руководитель Ансамбля Дмитрия Покровского Мария Нефедова.

"Ночь в Галиции" – произведение с открытыми границами, вне академических ярлыков. Это и обряд, и игра, и опера. "Ночь в Галиции" звучала уже во многих странах мира, при этом, никогда не исполнялась в уже отыгранном однажды варианте. "Здесь заложена реакция на зрителя, на зал, но зависит не только от этого, мы ведь проводили эксперименты и с художниками делали (с Франсиско Инфанте), и на западе с разными людьми, и всегда это по-разному", – говорит композитор Владимир Мартынов. "Я участвовал в проекте "Ночь в Галиции" несколько лет назад, когда танцы были частью этого проекта", вспоминает танцор театра "Zero" Константин Гроусс.

В Декабрьский вечер повторить подобное не получилось. Сцена не подходит, тесновато. Театр танца "Зеро" устроил отдельный маленький маскарад. Само движение, плавное или резкое, мягкое или агрессивное, – это тоже маска. Можно заинтриговать, а можно и слукавить. В то же время музыкант Алексей Любимов заправляет своим невидимым маскарадом. Клавесинные миниатюры XVIII века он называет маленькими спектаклями. Под музыку Форкре, Куперена и Рамо всплывают бесчисленные образы: жанровые сцены, пейзажи, античные боги и герои. Появление этой музыки в мире ощущений современного человека музыкант считает символичным. Будто надеваются новые маски поверх старых, барочных.

Читайте также:
Ансамбль Пекарского откроет "Декабрьские вечера"

Маски: от мифа к карнавалу