04.04.2012 | 14:05

Вечер одноактных балетов Начо Дуато: три балета-размышления

Минувшим вечером московские балетоманы вновь брали штурмом Театр Станиславского – на его сцене Михайловский театр представлял вечер одноактных балетов Начо Дуато, два из которых, «Дуэнде» и «Прелюд», номинированы на премию «Золотая маска».

Открывал вечер балет «Дуэнде» - своеобразное приглашение в иной мир, с другими законами природы, другой гравитацией и населенный какими-то удивительными существами. Танцовщики движутся, а вернее сказать, живут, не в воздухе, а в среде с абсолютно отличными от воздуха свойствами, позволяющей совершать резкие движения плавно – оксюморон, приходящий на ум при наблюдении за происходящим на сцене. Новый стиль йоги, ушу, гимнастика – этот танец становится и тем, и другим, и третьим, не переставая быть танцем. Существа, живущие на сцене – дуэнде, эльфы или духи, пришедшие из испанского фольклора, – могут становиться невидимыми, могут менять свой облик. Их скульптурные позы кажутся невозможными для человека.
«Дуэнде» далеко не новый балет, его премьера состоялась двадцать лет назад, когда Начо Дуато прощался с Нидерландским театром танца (NDT), театром Иржи Килиана. Балет был перенесен на сцену Михайловского театра в минувшем сезоне (премьера состоялась в марте 2011), и танцовщики уже полностью освоились с причудливым миром «Дуэнде», наполненным музыкой Дебюсси.

Вторым в программе стал «Nunc dimittis» («Ныне отпущаеши»). Спектакль поставлен на музыку Арво Пярта, написанную на текст молитвы Симеона Богоприимца. Молитва звучит в исполнении хора Михайловского театра. Специально для этого спектакля по просьбе Дуато испанский композитор Давид Азагра, который много лет провел в России и знаком с культурой колокольных звонов, написал фрагмент, где используются колокола.
Сам хореограф утверждает, что балет совершенно абстрактный, в нем не стоит искать конкретных узнаваемых персонажей. Черная сцена, лаконичные костюмы и свет – вот те немногие инструменты, которые создают атмосферу готического храма. На сцене оживают тени, прячущиеся по углам собора, эхо молитв, затерявшихся под его сводами.
Из трех балетов, представленных на сцене в минувший вечер, этот требует не только от артистов, но и от зрителей наибольшего напряжения, почти молитвенной сосредоточенности. Ведь то, что происходит на сцене – это попытка станцевать мессу, приглашение в храм. Далеко не все зрители оказываются к этому готовы. Действо, происходящее на сцене, живет по своим законам, аплодисменты после этого балета кажутся такими же уместными, какими они были бы в храме.
«Nunc Dimittis» - первый балет, который Начо Дуато создал специально для балетной труппы Михайловского театра на посту ее художественного руководителя. Более того, хореограф признался, что на создание балета его вдохновила прима-балерина театра Екатерина Борченко.

Третий балет вечера, «Прелюдия» - еще один номинант на премию «Золотая маска». Мозаика из музыки Генделя, Бетховена и Бриттена, цитаты из классических «Жизели», «Лебединого озера», из Баланчина, Пины Бауш. «Достоевщина» и романтизм, модернизм и классика – таким стал второй балет, поставленный Дуато на сцене Михайловского театра.
Петербургский по настроению, этот балет – освоение новой сцены, знакомство с новой труппой. В спектакле использованы элементы декораций, выполненные художником Вячеславом Окуневым для других постановок театра. Возникает на сцене купол Собора Св. Петра (декорация из «Тоски»), так похожий на Исаакиевский, играют свои роли декорации к классическим балетам. По словам автора, в «Прелюдии» сконцентрированы его эмоции и впечатления, сопровождавшие новый, петербургский, период жизни Дуато. Противоположности, стремящиеся друг к другу – классический балет и современный танец, – их встреча и есть «Прелюдия» новой жизни. Смятение и поиск, черный человек и он же – печальный ангел: калейдоскоп образов, на сцене оживает своеобразный сон о будущем и настоящем, где реальность причудливо переплетается с фантазией и отзвуками прожитого. Этот сон лишен целостности – картины сменяют друг друга с логикой, понятной лишь сновидцу, и вполне могли бы существовать отдельно друг от друга.

«Прелюдия» и «Дуэнде» Михайловского театра в номинации «Лучший балет» будут конкурировать с балетами Большого («Chroma» МакГрегора, «Cinque» Бигонцетти, «Herman Schmerman» Форсайта, «Утраченные иллюзии» Ратманского), спектаклем Каэтано Сото «Видеть музыку», привезенным Пермским театром оперы и балета, еще одним балетом Начо Дуато «За вас приемлю смерть» и ноймайеровской «Русалочкой», поставленными на сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, новосибирской «Кармен» в хореографии Ролана Пети и «Парком» Прельжокажа (Мариинский театр). Интересно, что в списке хореографов лишь Алексей Ратманский не является «варягом».

Читайте также:

Все материалы о фестивале «Золотая маска»