18.12.2006 | 16:41

Конкурс имени Губайдулиной

Первый международный конкурс молодых пианистов имени Софии Губайдулиной проходит в эти дни в Казани. Участие в нем принимают исполнители со всего мира, в том числе из Америки и Японии. Кроме произведений Губайдулиной конкурсанты исполняют Моцарта, Гайдна, Бетховена, а также произведения русских композиторов. Рассказывают "Новости культуры".

Сочинения Софии Губайдулиной – обязательная составляющая конкурсной программы. Духовную емкость ее импульсивных произведений передать очень не просто, говорят конкурсанты. И тем приятнее, когда все получается.

"Тяжело передать характер ее произведений, но поучаствовать в конкурсе очень хотелось", - говорит участница конкурса из Японии Эрина Такаяма.

София Асгатовна благословила мероприятие из Германии. Председатель жюри – ректор Казанской консерватории Рубин Абдулин. Губайдулина – самая известная выпускница этого учебного заведения, в ее выпускной характеристики значилось: "имеет большие способности к композиции". Мнение жюри конкурса, безусловно, не мнение самой Губайдулиной, но оценка строится на взаимном доверии. И как будто во власти ее магнетизма, жюри судит в едином порыве.

"Во-первых, предсказать ее реакцию невозможно, настолько София Губайдулина непостижима, - говорит член жюри Лео Крамер.
- А во-вторых, она относится к нам с тем же почтением, что и мы – к ней, это означает – полное доверие, и возможность поступать, как нам подсказывает ум и сердце…"

Из двадцати участников конкурса во второй тур пройдет лишь половина. В третий – не более восьми человек.
Даже неуспех в первом туре еще не означает конец участию в конкурсе. Исполнители могут попробовать силы в импровизации, и если получится, "отыграть" симпатии жюри. Это условие вполне соответствует концепции конкурса. Ведь Губайдулина и сама – большой поклонник импровизации как самого лучшего выражения творческой индивидуальности.

Организаторы не устают напоминать: неудача – тоже шаг вперед. Шанс, чтобы заново осмыслить возможности. И Софию Асгатовну, как известно, долго не признавали – но она никогда не унывала. И радость победы, и горечь неудач здесь будут переживать с ее именем на устах.