21.12.2006 | 12:17

Валерий Афанасьев: "Я хочу спасти мир"

Сегодня состоится концерт, которого долго ждали многие меломаны. Валерий Афанасьев выступит в Большом зале Консерватории. Имя этого пианиста, давно живущего на западе, молодое поколение любителей музыки в России уже не помнит. Тем не менее, для всего мира он до сих пор является одним из самых ярчайших представителей русской фортепьянной школы. До концерта Валерий Афанасьев ответил на вопросы "Новостей культуры".


Валерий Афанасьев. Реакция на это имя будет одинаковой и у старых меломанов, и у молодых библиофилов, правда, живущих во Франции или Англии. Семь лет назад он окончательно ушел в литературу и написал 10 романов, два из которых переведены на русский язык. Из последних литературных работ – книга, под названием "Что такое музыка?" и комментарий к комедии Данте.

"Данте мне невероятно близок по многим параметрам, но вот две темы его мне очень близки. Одна тема – это женский идеал, Дева Мария, воплощенная в какой-то женщине, и второе – это ссылка. То есть, я тоже был в ссылке пятнадцать с половиной лет и все пятнадцать с половиной лет не мог вернуться в Россию, потому что меня осудили еще на семь лет лишения свободы, поскольку я попросил политического убежища, без разрешения остался за границей. Это каралось от семи до четырнадцати лет тюремного заключения. И я, действительно, в ссылке провел пятнадцать с половиной лет и думал, что эта ссылка пожизненная в принципе", – признается Афанасьев.

Сейчас он постепенно возвращается и в музыку, и в Россию, понимая, что изменения произошли везде. Программа сегодняшнего концерта – четыре сонаты Бетховена. Близкий друг Афанасьева Татьяна Гринденко долго отговаривала Валерия от этой программы, говоря, что сейчас слушатель ходит не на исполнителя, а на факт. Например: "Все сонаты Бетховена. Вот это да".

"А я как раз всегда иду против факта. Всю жизнь я боролся с фактами, для меня основное – это ткань, вот эти нюансы. Татьяна мне так и сказала: "Ну ты балбес просто! Ну зачем ты это делаешь? Ты играешь четыре сонаты Бетховена". Ну она сказала еще резче, давайте ограничимся словом "балбес". Пусть я буду балбесом, но я действительно, вот, кстати, это чисто русская идея, может быть, глупая, но я с ней живу: я хочу спасти мир. Да! Не спасти мир глобально, этого никто не может сделать. И спасти мир, конечно, человеку невозможно, кем бы он ни был. Ну хотя бы как-то заставить несколько людей вслушаться в музыку я могу", – считает Афанасьев.