21.12.2006 | 15:03

Готовится к премьере "Пассажирка" Вайнберга

Театр Станиславского и Немировича-Данченко готовит мировую премьеру. 25 декабря в Международном Доме музыки прозвучит опера польского композитора Мечислава Вайнберга "Пассажирка". Ее концертное исполнение пройдет в условных декорациях и строгих костюмах. Об истории создания "Пассажирки" Рассказывают "Новости культуры".

Автобиографическая повесть "Пассажирка" узницы Освенцима Зофьи Посмыш переведена на сорок языков. Еще на один – музыкальный – ее перевел Мечислав Вайнберг по заказу Большого театра и благословению близкого друга Дмитрия Шостаковича. Однако вопреки горячему приему оперы на открытом прослушивании Свиридовым, Светлановым, Щедриным, Шнитке, Хачатуряном, словосочетание "абстрактный гуманизм" в доносе других, завистливых, композиторов заставило положить оперу под сукно. Умирая, Вайнберг сказал: "А "Пассажирку" я никогда больше не услышу, вообще не услышу". "Я набрался духу и сказал: "Мэтр, вы не правы. Это не так. "Пассажирка" будет исполнена, я буду слушать ее и за вас, и за себя, в четыре глаза и в четыре уха. Не может это произведение пропасть"", – вспоминает автор либретто к опере Александр Медведев.

Справедливость восстанавливают солисты, хор и оркестр Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Дирижирует Вольф Горелик. Сцену Дома музыки превратили в корабль. Две его палубы – это два времени, в перекличке которых рождается память. Вниз по трапу – прошлое и ад Освенцима, наверх – настоящее. Там-то и происходит духовный поединок бывшей лагерной надзирательницы Анны-Лизы и бывшей заключенной, польской девушки Марты. Кульминация оперы – концерт в Освенциме, когда жених Марты Тадеуш на просьбу сыграть любимый вальс коменданта "в ответ сыграет немцам Баха "Чакону" – гениальная музыка. Он в лицо эсесовцам бросит немецкую музыку. Шостакович восхищался этой сценой. Оркестр разрастался до невероятных масштабов", – продолжает Медведев.

В этой опере нет расстрелов и муки, но люди в опере живут на краю гибели. Каждую минуту могут выкрикнуть их номер, и они уйдут в небытие. Однако мы не имеем права забывать их, потому что, как сказал французский поэт Поль Элюар, если заглохнет эхо их голосов, то мы погибнем.