22.12.2006 | 11:47

Роман, написанный нотами

Пианист Валерий Афанасьев живет на Западе давно. Его имя хорошо знают в мире: он - один из ярчайших представителей русской фортепианной школы. Он один из тех, на чьи концерты идут не из-за программы, а из-за исполнителя. В Большом зале консерватории, на своем единственном сольном концерте в Москве, Валерий Афанасьев исполнил четыре сонаты Бетховена. Рассказывают "Новости культуры".

Он уехал в 1974 году и увез с собой все самое необыкновенное. Свои идеи переосмысления классики, литературные опыты… или взять хотя бы постановку рук! Совсем плоские пальцы - так может позволить себе играть только Владимир Горовиц. Или Афанасьев, который в 13 лет бросает любимую математику и физику и увлекается музыкой. Слушает Горовица, а также своего педагога Рубаха, который поставил так ему руку на всю жизнь.

"Это школа Блюменфельда, потому что Аверьян Григорьевич Рубах учился у него, у Блюменфельда, он был другом Горовица – так что это естественно", - объясняет Валерий Афанасьев.

Сегодня у Афанасьева - десять написанных на французском и английском языках романов, книга под названием "Что такое музыка" - и слава первого после Набокова русского писателя, блестяще пишущего на иностранных языках. Все это было создано во время его ухода из Большой музыки. Но сегодня музыка в его руках опять ожила.

Такое впечатление, что Валерию Афанасьеву абсолютно не важна ни эпоха, в которую создавались произведения, которые он играет, ни композитор, который все это сочинил. Он видит перед собой… еще один роман, написанный нотами, или спектакль, который и проживает с начала до конца. Причем сегодня это может быть водевиль, а завтра трагедия. Хотя – текст неизменен. Это все та же соната Бетховена, которую, как нам казалось, мы знали давным-давно.

Афанасьев постоянно исследует природу творчества. Он считает, что человеческое тело сопротивляется ему: творчество – это прерогатива Бога. Все это заметно, когда Афанасьев пишет книги, - то есть когда действительно творит.

"На самом деле тело для меня играет огромную роль, - говорит Валерий Афанасьев. - Оно реагирует на все, что я делаю. Когда я играю на рояле (в принципе, играть на рояле легко), - я чувствую себя очень хорошо.
Все эти размышления – в музыке, но воспринимать ее может только слушатель, который способный уследить за сюжетом этого музыкального романа.