28.12.2006 | 12:01

"Четыре девушки" Эдисона Денисова

Геннадий Рождественский представил в Москве новую сценическую версию оперы Эдисона Денисова "Четыре девушки". Опера ставится в России в третий раз. Однако только сейчас за пульт оркестра встал автор идеи – дирижер Геннадий Рождественский. Именно он, прочитав текст пьесы Пабло Пикассо, предложил Эдисону Денисову написать оперу. Рассказывают "Новости культуры".

Выход маэстро. Вернее, – репетиция выхода. Так он должен был выйти на сцену Большого зала консерватории ровно двадцать лет назад и, тем не менее, прошел мимо этой постановки. Почему, умалчивает, но до сих пор жалеет.

Перед началом – лекция из спецкурса для зрителей. С одной стороны, необходимая, так как звучит музыка Эдисона Денисова, с другой стороны, такая же красивая, как и сама музыка. За пять минут Рождественский может объяснить и кто такой Денисов, и почему он пишет музыку, которая похожа на настройку инструментов оркестра.

Даже текст пьесы Пикассо, звучащий правда, на французской языке, после этой лекции воспринимается почти органично:
Бремя крыл, несущих ручку кувшина,
Подвешенного к расписанию мизинца.
Ароматизированная мазь крыльев
Грызет живую рану.

В этой пьесе Пикассо четыре девушки играют, танцуют, купаются, приносят в жертву козу и поют такой текст. Обязательно обнаженные! Это примечание автора, к которому не прислушались. "С моей точки зрения, тут совершенно необязательны рекомендации автора пьесы. Поэтому этот акцент, он не столь значимый, чтобы на нем как-то зацикливаться. Мы ставим не пьесу Пикассо, мы ставим оперу Эдисона Денисова", – говорит режиссер-постановщик Михаил Кисляров.

Из рекомендаций Денисова учтены все. Кроме, может быть, введения в оперу балета, который прижился замечательно. Удивительно, но при полном отсутствии в опере сюжетной канвы и развития действия, постановка не кажется концертным исполнением, хотя по всем формальным признакам это так. Композитор, дирижер, постановщик, хореограф построили свой вариант мира Пикассо, и соединение этих миров вполне гармонично. Именно так, как может показаться, и должны звучать картины Пикассо.