12.01.2007 | 12:16

"Антигона" в казематах Петропавловки

В казематах Петропавловской крепости назревает трагедия. Сегодня петербургский Театр Поколений представит зрителям премьеру спектакля "Антигона". Постановщик действа – немецкий режиссер Эберхард Келлер – уверен: древнегреческая история о конфликте долга и сердца, актуальна и по сей день. Об одной из последних репетиций "Антигоны" рассказывают "Новости культуры".

Подземелья Петропавловки, крепости-тюрьмы, видели немало драм, но впервые они стали декорацией для трагедии греческой. "Антигона" Театра Поколений – гремучий коктейль: мрачные своды, классическая драма и дерзкий эксперимент. Здесь мужчины превращаются в женщин, убийца – в жертву, обвиняемый – в обвинителя. На все роли приходится всего три актера и хор, который живет своей отдельной жизнью.

Немецкий режиссер говорит: "Непереводимое пение – это дань греческой традиции". В Афинах хор всегда говорил на диалекте, неизвестном зрителю. Эберхард Келлер – мастер эксперимента. Это уже четвертая его "Антигона", и каждый раз он шокировал не только зрителей, но и многое повидавший персонал театра. В столице Швейцарии от греческой царевны с баллончиком краски спасали старинную лепку, а взлет Антигоны на восьмиметровую высоту разрешили лишь после героического примера самого Келлера. "Тогда я сказал: "если вы боитесь, подцепите меня", и, хотя я ужасный трус, мне пришлось это сделать, и тогда они немного расслабились", – вспоминает режиссер.

Кроме греческого хора, в пьесе нет почти ничего классического. Костюмы, конечно, будут отличаться от репетиционных. Но ни трагических масок, ни туник зритель не увидит. "То, что было две с половиной тысячи лет назад, пусть изучают ученые, а театр занимается современной жизнью, современным человеком", – убежден художественный руководитель Театра Поколений Данила Корогодский.

Мрачный зал, крохотная гримерка и холл. Театр Поколений перехал в Петропавловскую крепость лишь летом. Актеры сами помогали укладывать дощатый пол, теперь исписанный символами. Как обычно, бесплатно. Ведь театр живет пока на одном энтузиазме. На нем строятся и дерзкие спектакли, удивляющие критиков, и не менее дерзкие мечты: превратить казематы Петропавловки в международный фестивальный центр – андеграунд экспериментального театра.