15.01.2007 | 14:05

Загадочный театр Анатолия Эфроса

Театр – волшебное сновидение, дарующее человеку радость и надежду, делящее с ним печали и сомненья. Хрупкое и мимолетное естество театрального действа подвластно таланту только настоящего Мастера. Таким был Анатолий Васильевич Эфрос – один из "последних могикан" русской театральной традиции. 13 января исполнилось двадцать лет со дня смерти великого режиссера. Рассказывают "Новости культуры".

Анатолий Эфрос. Это не просто эпоха, а целая эра русского театра. Наверное, каждому, кто хоть раз столкнулся с ним в жизни или в театре, есть, что вспомнить, чем поделиться, что рассказать. "Первое мое впечатление от папиного спектакля – это "Цветик-семицветик". Я помню Дурова на тросике, летающего над сценой и втыкающего какие-то цветочки в пол с высоты, как дротики", – вспоминает сын Анатолия Эфроса, художник, режиссер, Дмитрий Крымов.

"Цветик-семицветик" – это еще Центральный детский театр, где Эфрос начинал, после которого получил назначение в Ленком. Работу он начал с отсмотра текущего репертуара и спектаклей, которые репетировались. Сергей Штейн ставил тогда "До свидания, мальчики". Эфрос, впрочем, мягко, разнес его в пух и прах, но сказал, что из всего действа ему понравилась актриса, которая бегала в синей юбке и красных чулках. "Он сказал: "Ну мне понравилась эта артистка, если это может понравиться, она меня взволновала, если это можно назвать волнением". Это была первая встреча, и после этого меня стали называть любимой артисткой Эфроса", – рассказывает народная артистка России Ольга Яковлева.

Она действительно стала любимой, мало того, – главной его актрисой. Но театр, как говорил Эфрос, – это режиссер, имеющий идеи, а также группа его актеров, способных поверить и увлечься. Дуров, Козаков, Волков, Даль, Печерникова, Коренева, Любшин, Юрский – фамилии корифеев, в чьей творческой биографии есть памятная страничка, озаглавленная "Анатолий Эфрос". Можно продолжать и продолжать. "Человеком он, конечно, был сложным, но общение с ним было легкое", – продолжает Ольга Яковлева. "Один раз я с ужасом услышал, как он кричит на репетиции. На Малой Бронной это было. И я удрал просто", – продолжает Дмитрий Крымов.

Малая Бронная. Зрителей туда манило все: название спектакля, фамилии артистов, а главное – имя режиссера, который создал свой театр, загадочный, непредсказуемый, интересный, философский театр, в котором и смеялось, и плакалось по-настоящему. Формально Малая Бронная не принадлежала Эфросу. Он числился там очередным режиссером. Были и конфликты, и серьезные проблемы. В 84-м, после невозвращения в Союз Юрия Любимова, Анатолию Эфросу предложили возглавить Театр на Таганке. "Я сейчас понимаю, какой это колоссальный комплекс проблем: и невозможность работать, и невозможность без работы, – добавляет Дмитрий Крымов. – И вдруг этот шанс. И вера в людей, и наивность".

Он не был наивен, и даже в патовых ситуациях сохранял здравый смысл и пытался увидеть свет впереди. Но он пришел в другой театр, созданный и воспитанный другим режиссером. Анатолий Эфрос ушел из жизни под Старый новый год, 13 января 1987 года. Он оставил после себя книги. В памяти – великие спектакли, на пленке – необыкновенные телефильмы.

"Вот уже двадцать лет, как нет мастера, и я думаю, а что бы он сейчас делал, что бы он сказал?", – говорит Ольга Яковлева. "Пьеса, как бы хороша она ни была сама по себе, это все же странички с каким-то напечатанным текстом. Но для того чтобы сделать спектакль, нужно иметь такие легкие, которые способны вот в эти странички вдуть столько кислорода, чтобы создать театр", – говорил Анатолий Эфрос.