22.01.2007 | 14:25

Уникальная коллекция в Музее Рублева

Георгий Костаки известен, прежде всего, как коллекционер русского авангарда. О том, что он собирал иконы, знали немногие. Свою коллекцию произведений древнерусской живописи, шитья, фрагменты фресок Костаки передал в дар Музею имени Андрея Рублева. Часть икон попала в постоянную экспозицию, часть оказалась в запасниках. В полном объеме коллекцию Георгия Костаки Музей демонстрирует впервые. Рассказывают "Новости культуры".

Специалисты сравнивают Георгия Костаки с Павлом Третьяковым. Он не был искусствоведом, но обладал даром интуитивно угадывать и отличать подлинные произведения от подделок. Костаки собирал иконы не в самое благоприятное для этого время: в 50-е – 60-е годы прошлого века. В отличие от коллекции авангарда, которую он охотно показывал всем, кто бывал в его доме, древнерусское искусство он не спешил демонстрировать. Тем не менее, для него увлечение и тем, и другим было вполне закономерным.

"Как искусствовед, он был самоучка, но это гениальный самоучка, потому что в иконах, в их яркости, графичности, в их необычайной красоте, он чувствовал определенное соприкосновение с русским авангардом", – рассказывает племянница Георгия Костаки Татьяна Метакса.

Его интересовали небольшие по размеру иконы, которые можно было повесить дома. Их немного сохранилось в наше время. В коллекции Костаки оказались также "раздаточные" иконы. Их делали в Новгороде и дарили во время праздников почетным гостям. Гордостью коллекционера была Критская икона середины XVI века. Еще один шедевр – "Чудо Георгия о змие" начала XVI века.

"Очень редкая. Они чаще всего храмовые бывают, а это домовая. Видимо, это неслучайно. Это его святой покровитель на этой иконе изображен. Она еще отличается удивительной цельностью, такой сохранностью живописи", – говорит куратор выставки Лилия Евсеева.

В собрании Костаки оказались не только иконы, но и литургическое шитье, которое использовали в храме во время богослужений. Открытием стали для специалистов фрагменты фресок. "В составе коллекции было два фрагмента фресок около 1370 года, которые при расчистке оказались фрагментами Спаса на Нередице, – то есть, 1199 год", – объясняет директор Музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева Геннадий Попов.

Костаки бережно относился к своей коллекции и отдавал на реставрацию произведения, которые в ней нуждались. Так что все они поступили в музей в хорошем состоянии и значительно пополнили его фонды.