09.04.2012 | 11:28

Дом-музей Герцена собрал потомков мыслителя

К двухсотлетию со дня рождения Александра Герцена, в России и везде, где мыслитель искал идеальную модель социального устройства, накоплено и изучено огромное количество документов, фактов, воспоминаний. Усилиями его потомков и беспристрастных исследователей его личность предстает почти объемно. Сегодня уместно вспомнить одно из его изречений: «Проповедовать с амвона, увлекать с трибуны, учить с кафедры гораздо легче, чем воспитывать одного ребенка». В эти дни в России собрались его многочисленные потомки – уже внуки внуков. 6 апреля их радушно принимали в памятных местах на владимирской земле, а сегодня голоса потомков рода Герцена наполнили дом-музей в столице. Рассказывают «Новости культуры».  

В герценском доме на Сивцевом Вражке в этот вечер – необычно оживленно. Такого даже сам Герцен, очень любивший, но не всегда преуспевавший в том, чтобы собирать семью вместе, предположить, пожалуй, не мог. Почти полсотни его потомков со всего мира – Швейцария, Канада, Франция, США – собрались здесь в двухсотый день рождения своего легендарного предка. Большинство из них видится впервые. Мишель Герцен – из швейцарской ветви. Архитектор и скрипач – сейчас он как раз прогуливает репетиции в оркестре ради встречи со своей большой семьей.

«Мне о Герцене с детства рассказывали. У нас в доме висела картинка из «Колокола», и стоял бюст, который мои родители потом подарили музею. Вот это, кажется, он и есть. А вообще редко, но бывает кто-то обращает внимание на фамилию: а, ты потомок Герцена – того самого?!» - признается потомок Герцена Мишель Герцен (Швейцария).

К слову, Герценым Герцен стал не сразу. Брак его родителей не был церковным, и потом отец - русский дворянин Иван Яковлев - не мог передать сыну свою фамилию. Мать – немка ласково звала сына mein Herz – сердце мое. Под таким именем Александр Иванович и вошел в мировую историю.

«Я прочитал «Былое и думы» – от начала и до конца по-русски. И для меня Герцен вообще самый культурный и образованный из всех русских. Когда про Россию думали, что здесь медведи ходят, он сумел изменить мнение о ней в мире своим примером», - считает потом Майкл Герцен (США).

Маленькая Эмма из США пока даже произнести имя предка не может, хотя с удовольствием тренируется.

«Когда я увидела сегодня генеалогическое древо нашей семьи, я даже растерялась как-то», - не скрывает потомок Герцена Эмма Шветтман (США).

Древо действительно внушительное. По разным данным сегодня в мире проживает около трехсот потомков Герцена.

«Я из швейцарской ветви. Мой прадедушка – сын старшего сына Герцена – Александра. То, что Герцен мой предок, – да, это влияет на меня. Невольно нужно быть достойным его – мыслей, доброты, уважения к людям, стремления к демократии», - уверена потомок Наташа Герцен.

За всю историю только один из рода Герценых вернулся в Россию – внук Петр Александрович, врач, основатель Онкологической клиники, названной в его честь. Другие на историческую родину наведывались, передавали в дар музею семейные реликвии.

Мицуо Наганава - хоть и не потомок, конечно, но Герценым увлекается уже полвека, читал студентам лекции о великом русском революционере, написал огромный труд. В окружении потомков кумира чувствует себя, наконец-то, среди своих.

«Его знамя – свобода и достоинство человека, которое освещает путь его жизни, это все еще актуальное знамя», - убежден профессор Мицуо Наганава (Япония).

Ближайшие дни в Москве потомки Герцена проведут вместе. Завтра семейный поход в театр. Послезавтра – обед все в том же музее Герцена, который в эти дни – больше дом. На этот раз – в узком кругу большой международной семьи.

Все материалы темы>>>