30.01.2007 | 11:32

"Лючия ди Ламмермур" в Москве

Признанный шедевр эпохи бельканто – опера Гаэтано Доницетти "Лючия ди Ламмермур" – не ставилась в Москве уже более тридцати лет. Но теперь молчание прервано. Минувшим вечером Российский Национальный оркестр и главный дирижер Хьюстонской Гранд-Опера Патрик Саммерс представили в столичной консерватории концертное исполнение этого произведения. В окружении интернационального созвездия мужских голосов солировала Лора Клейкомб. Рассказывают "Новости культуры".

Интрига вечера: кто же будет Ламмермурской невестой? Лора Клейкомб, одна из лучших ролей которой и есть Лючия ди Ламмермур, обладательница блестящего колоратурного сопрано, сильно простудилась. Накануне пропустила генеральную репетицию, так что дирижер Патрик Саммерс сам подпевал Российскому национальному оркестру, который, к тому же, за несколько встреч должен был превратиться из симфонического – в оркестр оперного театра.

"Опера – это же музыка совершенно другой архитектуры. Ее ведет голос, она ритмически свободна. Для Российского национального оркестра это настоящее испытание, которое он с честью выдерживает", – говорит дирижер Патрик Саммерс. За несколько минут до концерта публика все еще не в курсе, кто же невеста. Солисты – тоже. Мариинский всегда опаздывает, но виноваты московские пробки.

Все-таки Лора Клейкомб появилась. Невеста в окружении блестящих мужских голосов – Джозефа Каллейя с Мальты, Василия Герелло из Мариинского театра, Паульса Путнинса из Латвии. Дирижер Патрик Саммерс выступает в роли распорядителя торжества. Он знает Лору с девятнадцати лет, когда она дебютировала в Опере Сан-Франциско под его же руководством.

"Лючия ди Ламмермур" – одна из сложнейших опер стиля бельканто. "По тесситуре, по приему, технике надо владеть регистром Доницетти", – поясняет исполнитель партии Энрико, бас-баритон Василий Герелло. Говорят, поэтому оперы Доницетти, Россини, Беллини не слишком прижились в Москве. С другой стороны, это и стало для некоторых солистов мотивом для миссионерского визита. "Интересно же быть первым. Петь там, где эту оперу не слышали вот уже лет тридцать", – утверждает исполнитель партии Эдгара, тенор Джозеф Каллейя.

Несчастное замужество Лючии ди Ламмермур и неожиданная болезнь солистки все-таки обернулись для Москвы счастливым открытием, а сложный стиль "красивого пения" – свободно льющимся блестящим концертным ансамблем.