30.01.2007 | 12:43

Победа над солнцем

Науку давно сравнивают с искусством, а искусство часто берет на вооружение новейшие технологии. Авторы проекта "Победа над солнцем" черпают вдохновение в достижениях современной науки: от астрофизики до генной инженерии. О том, что получается, когда научный эксперимент становится художественным методом, рассказывают "Новости культуры".

Выйти за рамки традиционной эстетики и показать глубинные связи между человеком и реальностью – задача, которую решали участники выставки. Актуальные художники начинают исследовать то, что всегда было интимной сферой человека. Скульптор из Германии Вадим Космачев представляет проект, в котором человеческое сердце превращается в объект искусства. На экране зрители видят одновременно руки хирурга и скульптора. "Когда он, как художник, конструирующий искусственное сердце, а операцию делал один из крупнейших немецких хирургов, который делал ему лично операцию на сердце, и личные переживания приобрели общественный характер", – поясняет куратор проекта Виталий Пацюков.

Для создания скульптуры Вадим Космачев использует новейшие технологии, которые позволяют преобразовать солнечный свет в электроэнергию. "Этот объект, сердце, днем начинает пульсировать, шесть пульсаций в минуту, а вечером начинается вторая фаза: объект превращается в цветовую инсталляцию", – рассказывает скульптор Вадим Космачев.

инсталляцию "Сознание настороже" представил Дмитрий Булатов. В течение четырех лет он вместе с учеными пытался добиться эффекта свечения от обыкновенных лягушек. Для этого им был введен чужеродный ген. "В организме есть ген, который отвечает за свойства светоносности. Если этот ген пересадить в другой организм, то этот второй организм начинает светиться", – утверждает Дмитрий Булатов.

Дмитрия Булатова ждало разочарование. Опыт оказался неудачным. Шестое поколение лягушек теряло свойства свечения, к тому же приобретало патологические изменения в организме. Тем не менее, актуальные художники продолжают обращаться к генной инженерии, внутреннему строению человеческого организма, и все это – ради поисков новой эстетики.