01.02.2007 | 11:40

Режиссер "нового перестроечного времени"

Тенгиз Абуладзе любил повторять: "Пою, только когда поется". Действительно, в его фильмографии всего семь картин. От первых опытов в духе "неореализма" до знаменитой кинотрилогии – "Мольба", "Древо желаний" и "Покаяние". Любопытный факт: во время съемок "Покаяния" его группа была уверена, что фильм тут же ляжет на полку, а это означало, что можно все. Однако судьба ленты сложилась иначе: ее увидели в стране и за рубежом, а самого режиссера назвали вестником "нового перестроечного времени". Накануне, в день рождения мастера, прошел вечер памяти Тенгиза Абуладзе. Рассказывают "Новости культуры".

"Дорогой Сергей Михайлович, будучи школьниками, мы полюбили киноискусство. Мы жаждем работать у Вас", – с этого письма Эйзенштейну начался путь в кино двух приятелей Тенгиза Абуладзе и Резо Чхеидзе. Эйзенштейн, между прочим, ответил. Посоветовал ехать учиться в Москву, но предупредил: дело это тяжелое.

Первая серьезная работа друзей – короткометражка "Лурджа Магданы". Грустная история об ослике Лурдже получила главный приз в Каннах. Режиссеры "Грузии-фильм" недоумевали: "Мы тут звезд снимаем, а мальчики сняли ишака, и все с ума посходили".

В шкафу он держал призы, которыми очень гордился. К примеру, высший приз Италии. Он раскрывал футляр и давал всем полюбоваться. Ученица режиссера Нана Джанилидзе в своей документальной ленте проследила всю жизнь мастера: от школьных фантазий до последнего недописанного сценария. Есть кадры, когда Абуладзе и Феллини просто гуляют по Москве, разговаривают, шутят. Молодой режиссер был увлечен "неореализмом".

Кроме показа документальной картины, на вечере выступали друзья. Оператор Александр Антипенко только закончил ВГИК, когда Абуладзе по совету Параджанова пригласил его снимать "Мольбу". "Когда я приехал, то его предыдущий оператор сказал: Саша тебе обеспечена работа на пять лет", – рассказывает заслуженный деятель искусств России Александр Антипенко.

Вместе решали, как поэзию грузинского поэта Важи Пшавелла перенести на экран, спорили так, что потом не разговаривали по несколько дней. Исподтишка снимали "Мольбу" на запрещенную пленку. Без зерна, но с высоким контрастом. "Отправили на проявку на "Грузия-фильм", сообщили: оператор неправильно снимает. Делает черные лица на белом снегу, а надо наоборот, это классика", – продолжает Александ Антипенко.

После "Покаяния" Тенгиз Абуладзе хотел снять ленту о новом непонятном времени. Нана Джанилидзе хотела посмотреть новый сценарий учителя. Однако весь лист был исписан вопросами: "Кто мы? Где мы? Куда мы идем?".