09.04.2012 | 19:35

Новый спектакль Камы Гинкаса на сцене Московского театра юного зрителя

«Знатные господа иногда любят потешить себя правдой», – писал один из современников Шекспира, рассуждая о роли шутов при дворах елизаветинских вельмож. Выслушать нелицеприятную истину о самом себе полезно и современному буржуа, уверен Кама Гинкас. «Драматический театр, – говорит режиссер, – не может быть местом «культурного отдыха». Правда, зрители, готовые размышлять об «экзистенциальных проблемах», всегда в меньшинстве. Но именно им адресован новый спектакль мастера – «Шуты Шекспировы», в Московском театре юного зрителя. Рассказывают «Новости культуры»

Шутовство, разыгрывание и театр Кама Гинкас разглядел не только в традиционно комических персонажах Шекспира. Шутами у него оказались Гамлет и Ромео, Джульетта и Офелия, Макбет, Ричард III, Король Лир... Собрав и перемешав этих героев, режиссер устроил парадоксальный «праздник дураков».

«Не только там, в словах, говорится, что все мы в какой-то степени актеры, в каком-то божественном театре, – говорит Кама Гинкас. – Это видно по персонажам, они шуты по профессии – это понятно, но шуты вынужденные, по ситуации, прикидываются дурачками, сумасшедшими, больными, юродивыми».

На этом безумном карнавале шекспировские тексты перемежаются со словами из современных эстрадных песен, высокая поэзия сталкивается с уличным сленгом. Парадоксально и доведено до абсурда все. Чудны костюмы и бутафория. Гамлет играет с черепом Йорика как с резиновым мячом, Джульетта напоминает здесь не романтичную девушку, а шального тинэйджера.

«Открытость чувств, открытость эмоций, переживания, о которых я говорю, в подростковым возрасте, – рассказывает актриса Татьяна Рыбинец. – Или что-то почувствовать или умереть. То есть, нет никакой середины, только вот такие вот качели».

Эти «эмоциональные качели» – стержень всего спектакля. От злободневных шуток и цирковых номеров «Шуты Шекспировы» переходят к философским рассуждениям. Как всегда у Гинкаса смех звучит сквозь слезы и боль.

«Вообще шут, клоун – это высшая оценка актерской профессии, – считает народный артист России Валерий Баринов. – И вот театр, Гинкас, мы пытаемся оценить жизнь, вокруг нас, пытаясь над ней посмеяться, но смеяться не очень получается».

Финал этого сумасшедшего балагана – трагический. Обезумевшие и жалкие герои Шекспира идут за незрячим чудовищем Калибаном. По Гинкасу, весь мир – это уже даже не театр, а цирк; и люди в нем, а скорее «людишки», – давно шуты.