05.02.2007 | 11:12

Вечер американской хореографии в Большом

В Большом театре идет активная подготовка к вечеру американской хореографии. Три одноактных балета зрители увидят тринадцатого февраля. Сейчас в театре работают три приглашенных хореографа. Франсия Рассел переносит "Серенаду" Баланчина. Кит Робертс делает версию "В комнате наверху". Кристофер Уилдон ставит для труппы Большого новый балет под кодовым название "Милосердие". Рассказывают "Новости культуры".

Каждый шаг Кристофера Уилдона фиксирует камера. Об английском хореографе снимают фильм. Он молод и талантлив. На его счету уже сорок балетов. В Большом у Кристофера дебют. Год назад Алексей Ратманский приглашал его на постановку "Золушки", но хореограф, не зная возможности труппы, отказался. Глобальному спектаклю предпочел миниатюру.

Чтобы снять стресс танцоров, Уилдон сам вышел на сцену и превратил показательные выступления в репетиционный процесс. "Я до последнего не знал название своего балета. На русский "Мiserikord" переводится, как "милосердие". Впрочем, особого сюжета нет. Это чистый танец", – поясняет Кристофер Уилдон.

Руководитель балетной труппы Большого Алексей Ратманский давно мечтал заполучить "Серенаду" – один из самых ярких и красивых балетов Баланчина. К несчастью понадобилось семьдесят лет, чтобы балет дошел до Большого.

Для постановки "Серенады" в Большой приехала Франсия Рассел. Она одна из первых, кто перенес балеты Баланчина на российскую сцену. "Скорость – главное в этом балете. Все движения должны происходить без подготовки. Это трудно для танцоров. И второе – точное попадание танца и музыки", – говорит Франсия Рассел.

Франсия сама танцевала "Серенаду". Помнит репетиции Баланчина. Создатель неоклассики отбросил сюжет, костюмы, декорации. Он оставил только танец. "Серенаду" делал для своих учениц в Америке. В этом балете особо проявился Баланчинский стиль: чистота линий, чувственность движения и прозрачность танца. "Серенада – самый прекрасный балет", – считает художественный руководитель балетной труппы Большого театра Алексей Ратманский.

Кит Робертс давно мечтал поработать в Большом. В труппе у Барышникова он был ведущим танцовщиком. Семь лет танцевал в знаменитой постановке Твайлы Тарп "В комнате наверху". К балетам Тарп относится, как к математической формуле. Для наглядности раскладывает движения на производные. Теперь одни – направо, другие – налево, и рисунок танца готов. "Не все так просто. Это только фрагмент. Балеты Трап наполнены не только математической точностью, но и чувственностью", – утверждает Кит Робертс.
.
Год назад Большой привез в Америку первые постановки Баланчина. Проявив свою состоятельность в современной хореографии. Сейчас вновь эксперимент: новые постановки современных хореографов и ставшие уже давно классикой Баланчин и Тарп. Неважно, что с некоторым опозданием.