10.04.2012 | 09:37

Румынский театр "Буландра" показал в Москве свои лучшие спектакли по произведениям русской классики

Один из ведущих драматических театров современной Румынии – «Буландра». Его история началась в 1914-м году, а название, несколько экзотическое для русского слуха, получил почти через полвека. Театр основала знаменитая актриса Лючия Стурдза Буландра, стала его первым руководителем, сформулировала основы репертуарной политики и принципы воспитания актеров. В репертуаре «Буландры» преобладает национальная драматургия, но и русская классика в почете, не в самом «традиционном» прочтении. В Москву, на Пятый фестиваль Союза театров Европы гости из Бухареста привезли постановки по Достоевскому и Чехову. Рассказывают «Новости культуры»

С охапкой весенних нарциссов в руках художественный руководитель театра «Буландра» Александр Дарие с волнением смотрит, как его актеры начинают спектакль – музыкально-поэтической метафорой и – как всегда – в фойе. Для московских гастролей – никаких исключений.

«Этот спектакль – протест против того, чем я и сам раньше увлекался – современных технологий в театре, – рассказывает режиссер. – Здесь – только живая актерская игра, живая музыка. Никаких эффектов. Текст достаточно силен, и у наших актеров – довольно таланта, чтобы рассказать историю – современную – о диктаторе, желающем добра своим ближним, но на деле подавляющем и подчиняющем их. Тоже самое происходит по всему миру – главы стран прикрываются благими намерениями, подавляя своих граждан. Они-то и есть современные Фомы Опискины».

Исполнитель роли Фомы Опискина – Вирджил Огэшану – звезда румынского театра и кино. В постановках по русской классике выходил и гоголевским Ревизором, и горьковским Бароном, и чеховским Медведенко. Еще со школы немного помнит русский, цитирует Пушкина. Про Москву он рассказывает как настоящий знаток и ценитель истории города. Про своего персонажа отзывается скромнее.

«Не сказать, что мне нравится эта роль, – признается Вирджил Огэшану. – Каждый раз очень сильные эмоции, не обязательно положительные. Но для меня театр – это церковь. И здесь я как в храме. И вот молю Бога, чтобы нам сопутствовал успех».

Классическая, богатая костюмами работа, густонаселенная, оживленная абсурдистская фреска – комичный мирок села Степанчикова, лелеющий маленького тирана. После него «Иванов» Андрея Шербана – резкий контраст: жесткая история о жизни, отчаянии и смерти.

Андрей Шербан – американец румынского происхождения, режиссер с мировым именем – уже потерял счет своим Чеховым, ставил все пьесы русского драматурга: в Нью-Йорке, Токио, Бухаресте – по два-три раза. В его «Вишневом саде» на Бродвее блистала в крошечной роли Дуняши выпускница театральной школы Мерил Стрип. Ему, едва ли не единственному, удалось поставить «Вишневый сад» по-чеховски – как комедию. Но вот к «Иванову» Шербан не мог подступиться долгие годы.

«Я долго ждал, потому что это очень красивая пьеса раннего Чехова, – рассказывает Андрей Шербан. – Он написал ее в 26 лет, за 10 дней. Очень быстро. А мне понадобилось 10 лет, чтобы понять ее».

Исполнитель роли Иванова – румынский актер Влад Иванов. Совпадение, конечно, случайно, но русские корни выдает со всей очевидностью.

«Я разговариваю по-русски чуточку, – говорит актер. – Я так взволнован. Я позвонил вчера родителям с площади Революции – и они были в таком восторге! – О Господи, не может быть! Это как Мекка для нашей семьи. И Чехова я люблю очень. С моим персонажем можно делать все, что угодно, поворачивать и так, и эдак. Он такой сегодняшний!»

Иванов-Иванов в постановке Шербана живет не сейчас и даже не при Чехове – застрял где-то в середине ХХ века. Режиссер взял финал первой версии пьесы, когда герой не стреляется, но умирает от сердечного приступа. Такая развязка видится ему более современной и верной образу. Русская классика неисчерпаема на трактовки и интерпретации.