08.02.2007 | 12:02

"Ежик в тумане" на сцене Вахтанговского

Сказки Сергея Козлова уникальны. Они, появляясь в детстве человека, остаются с ним на всю жизнь. Ребенок увлечен их поэтичным миром, взрослый же открывает в них глубокий философский смысл. Так считает режиссер Андрей Щукин, который вот уже полгода работает над спектаклем "Ежик в тумане". Совсем скоро на Малой сцене Вахтанговского театра состоится премьера. Рассказывают "Новости культуры".

На сцене квартет актерский и музыкальный. Ежик, Зайка, Медвежонок и Ослик. Они живут в лесу, ссорятся, мирятся, рассказывают друг другу сны и время от времени чистят запылившиеся звезды. Слушают лягушек и птиц, сочиняют стихи. Это совсем не детская сказка. Это история без начала и конца для взрослых.

Переносить литературный текст, причем очень тонкий, философский текст на театральные подмостки очень сложно. Если авторы спектакля начинают выстраивать действие, может потеряться слово, а если пытаются точно воспроизвести автора, может исчезнуть действие, уйдет театр.

"Поэтому все задачи, которые я ставил перед собой как режиссер, они все равно лежали на территории попытки найти действенную основу внутри этого спектакля и попытаться достучаться до зрителя, используя этого автора", – поясняет режиссер спектакля Андрей Щукин.

С самого начала это был эксперимент, лабораторная работа для молодых актеров, влюбленных в сказки Сергея Козлова. "Этот спектакль рождался, как говорят, "живьем". То есть, мы пробовали разные сказки, мы очень много сказок пытались перевести на другой язык. Довольно сложное занятие, когда непосредственно на репетиции рождалась та или иная модель реализации сказки в действии", – продолжает режиссер.

Этот спектакль не театральная версия знаменитого мультфильма Юрия Норштейна. На сцене – композиция из пятнадцати сказок Сергея Козлова, объединенных общим названием "Ежик в тумане", и туман здесь не природное явление. Это символ поэтического отношения к миру.

За полгода репетиций театральный эксперимент превратился в спектакль. Сложный, не для развлечения и не для всякого возраста, но, безусловно, интересный для тех, кто не устал задавать себе вопросы о смысле жизни.