10.02.2007 | 15:53

"Шут Балакирев". Премьера в Великом Новгороде

Cвой "Шут Балакирев" появился в Великом Новгороде. Оригинальную версию придворной комедии эпохи Петра Первого представил режиссер Семен Верхградский. Очевидно, что сравнений со знаменитой ленкомовской постановкой ему не избежать. О премьере в Новгородском театре драмы рассказывают "Новости культуры".

Три с половиной месяца длилась работа над премьерой в Новгородском театре драмы имени Достоевского. Постановки такого масштаба уже давно не было на местной академической сцене. В спектакле по пьесе Григория Горина "Шут Балакирев, или Шуты всея Руси" задействована почти вся труппа театра.

Режиссер постановки Семен Верхградский не ставил перед собой задачу создать политический пасквиль. Его история рассказана легко, шутейно, без злорадства, но с сарказмом. Правда, не обошлось без ненормативной лексики. Впрочем, режиссер об этом заранее предупреждает зрителей в программке спектакля и даже объясняет, почему оставил в спектакле этот "горячий" лексикон. "Употребляется несколько ненормативная лексика в крайних случаях, в виду большой необходимости, потому что в XVII – XVIII веке она была нормативной. Если мне не изменяет чувство вкуса, то все, что будет на сцене, будет сделано без всякой похабщины и скабрезности", – поясняет режиссер.

В роли Петра Великого – заслуженный артист России Александр Аравушкин. Екатерину Алексеевну, супругу Петра, играет артистка Наталья Егорова. Любимого шута Петра – Ивана Балакирева, бывшего солдата Преображенского полка – играет артист Игорь Карпиевич. Перед актерами режиссер поставил непростую задачу. "Это спектакль личностный, авторский, мой, при том, что автор пьесы – Горин. И то, что ни одной похожей детали со спектаклем Марка Анатольевича здесь не будет, я абсолютно убежден, я вам гарантирую", – продолжает Семен Верхградский.

Видимо, в качестве подтверждения эксклюзива появился режиссерский подзаголовок в названии спектакля: "Шуты всея Руси". Их, по мнению Семена Верхградского, хватало во все времена. Да и сейчас полно. "Когда шут – личность, он пытается изменить что-то, пытается докричаться. А шуты, не называя фамилий, второго типа, они не кричат. Они таким образом недурно живут. Потому что дураком прикинуться очень выгодно всегда: с дурака какой спрос?!", – убежден режиссер спектакля.