12.02.2007 | 12:03

Реконструкция сражения при Прейсиш-Эйлау

В Калининградской области отмечают двухсотлетие сражения при Прейсиш-Эйлау. В Багратионовск (так сейчас называется небольшой городок на границе с Польшей) приехали гости из 30 военно-исторических клубов России, стран Прибалтики, Польши, Германии и Франции. Все они приняли участие в исторической реконструкции событий давно минувших дней. Рассказывают "Новости культуры".

Когда в город вошли военные, жизнь в нем стала другой. Бывший Прейсиш-Эйлау назван Багратионовском в честь русского генерала, сражавшегося здесь в 1807 году. И эпоха, в которой город живет в эти дни, ему очень к лицу.

"Я приехал за воспоминаниями о людях, о Наполеоне и Франции. И сегодня ношу форму генерала. Мне дороги не просто военные победы Наполеона, но и все, что он сделал для Франции, - говорит Жан Майе, участник исторической реконструкции.

Зрители идут к полю пешком. И не только, чтобы увидеть бой двухсотлетней давности, а еще – поговорить с настоящими гусарами. Чекчиры и доломан сшиты вручную из сукна.

Реконструкция битвы – единственная возможность провести несколько часов в лагере врага абсолютно легально и без потерь: в реальной битве при Прейсиш-Эйлау потери русских войск составили 26 тысяч человек, французских – 30 тысяч.

Корпус маршала Авгеро погибает под огнем русской артиллерии. Как оказалось, французы шли прямо на нее. Двести лет назад их ослепило не солнце, а неожиданный густой снегопад.
Тогда кавалерия показывала рекорды скорости. Об этом после напишет знаменитый участник битвы при Эйлау – Денис Давыдов. И русские, несмотря на сегодняшнюю малочисленность, француза сдержали.

"Если закрыть глаза на линии электропередач, фонари, самолеты, пролетающие над нами, можно сказать, что это – историческое поле, - считает Вадим Ишутин, руководитель военно-исторического клуба "Московский драгунский полк".

В этом году еще будет шанс разыграть битву при Фридланде и подписать Тильзитский мир. Это снова объединит Россию на самой западной ее территории. Сегодня о смысле всей реконструкции говорили именно так.